КИРИЛЛ РАЗЛОГОВ: ГРОМОВЕРЖЕЦ С ДОБРЫМ СЕРДЦЕМ

29 июня 2017 в 10:15, просмотров: 12543

ПО МНЕНИЮ ПРОГРАММНОГО ДИРЕКТОРА МОСКОВСКОГО КИНОФЕСТИВАЛЯ, ФИЛЬМ ОТКРЫТИЯ «БАХУБАЛИ 2: ЗАКЛЮЧЕНИЕ» ‒ СЕНСАЦИЯ, КОТОРАЯ НЕ ИМЕЕТ РАВНЫХ…

Таинственен, обаятелен, искренен. Внутренняя мощь сквозит в ироничном взоре. За крепким рукопожатием ‒ милейший светский флёр истинного джентльмена. Таково мое первое восприятие великого и могучего программного директора Московского кинофестиваля Кирилла РАЗЛОГОВА ‒ того самого громовержца с добрым сердцем, который решает, быть или не быть тому или иному фильму участником ММКФ. На интервью под занавес фестивального марафона у нас было всего несколько минут. Мобильный телефон красного кардинала отечественного кинематографа вибрировал не переставая, однако накипевшие вопросы каким-то чудом удалось обсудить с душой. Так что, с легкой подачи опытных сотрудниц пресс-центра ММКФ-2017, я, можно сказать, вживую заглянула в закулисье Московского кинофестиваля…

Кирилл Разлогов с французским коллегой Maxime Mardoukhaev

Текст: Елена ШПИЗ

‒ Кирилл Эмильевич, с одной стороны, узнаваемое лицо Московского кинофестиваля сложилось еще много десятилетий назад и в чем-то остается неизменным, с другой, каждый год это лицо обретает новые черты, потому как мир меняется, что не может не отражаться на кинематографе. Скажите, в этом году есть яркие характерные моменты, которые отличают 39-й ММКФ от предыдущих?

‒ Ну конечно! Мы впервые за всю историю фестиваля открылись индийским фильмом.

‒ Что было встречено без энтузиазма…

‒ При этом Никита Сергеевич (Михалков – прим. ред.) был в полном восторге от фильма, а какой-то полуграмотный блогер говорил, что это ‒ ерунда.

‒ И все же широкой аудитории непонятен выбор второй части болливудского блокбастера в качестве фильма открытия Московского кинофестиваля. Поясните, пожалуйста, в чем, с вашей точки зрения, феномен «Бахубали 2»?

‒ «Бахубали» – это сенсация, которая не имеет себе равных, потому что картина, которая обогнала большинство голливудских картин и оказалась на третьем месте по сборам (по словам Никиты Михалкова картина собрала рекордные $240 млн, – прим. ред.) в американском прокате, где все зарубежные фильмы имеют менее 1 процента, это уже само по себе ‒ явление! К «Звездным войнам» и «Игре престолов» тоже можно относиться как угодно, но то, что это важнейшие события в современном кино, никто отрицать не может. Эти фильмы могут нравиться, могут не нравиться, кто-то скажет, что это жуткая ерунда, и чего они там навертели, но тот факт, что картины смотрит такое количество народу, говорит о том, что они дают очень важную пищу воображению, чувствам, эмоциям. И «Бахубали», безусловно, относится к таким явлениям. Кроме того, мне эта картина просто нравится. Это большое яркое зрелище, которое, видимо, приносит какие-то необходимые витамины для души. Мы и с Никитой Сергеевичем об этом говорили. Просто есть люди с художественным чутьем, которые понимают мощь таких явлений, а есть люди, которые считают, что раз индийское кино, значит ‒ ерунда.

‒ Можно немного конкретики, чтобы зритель понимал, чего ради ему стоит идти на эту картину, почему это по-настоящему стоящее кино, а не просто пойти развлечься, время провести…

‒ На самом деле «просто развлечься» – это великая сила. Вообще-то, кино – это и есть сфера развлечений, в мире это так и называется – entertainment. Кино для того и существует, чтобы развлекать. Развлекая, можно образовывать, доставлять удовольствие, снимать эмоциональный дефицит, психологически оздаравливать общество и т.д.

‒ Соглашусь, нынешний фестиваль показал, что индийское кино может быть по-настоящему художественным и интересным. Говорю об «Утопленнике», который снял молодой режиссер из Бангладеша Мостафа Сарвар Фаруки. Непростая для восприятия картина, но проникновенная и, безусловно, вдохновляющая, можно сказать, вовлекающая в индийскую действительность…

‒ Рад, что Вам понравилось индийское кино.

– И все-таки, если возвращаться к «Бахубали», понимаю, что мир соскучился по романтичным сказкам, но лично мне существенно больше по душе фильм закрытия – «Роковое искушение». До чего же милая циничнейшая история с роскошными тетками, укокошившими бедного симпатичного мужичка… 

– Ну еще бы: такой актерский состав… – (Николь Кидман, Кирстен Данст, Колин Фаррелл, – прим. ред.).

Кирилл Разлогов и Петр Шепотинник

А что можете сказать про аргентинскую картину «Симфония для Аны»? Тоже, на мой взгляд, очень достойная работа. Фильм западает в душу, после него не остается пустоты. И какая-то энергетика особая чувствуется, которая открывает менталитет другой страны и постоянно держит в напряжении интригой сюжета…

‒ Согласен, хороший фильм, но, с моей точки зрения, не шедевр.

‒ На вас лежит огромная ответственность, потому что именно вы определяете, какие фильмы попадут на фестиваль, какие нет. Но как все-таки происходит сам отбор: вы реально колесите по миру и все это отбираете?

‒ Если в двух словах, то, с одной стороны, идет самотек фильмов, которые нам присылают, с другой, мы работаем с американской компанией, которая собирает для нас заявки: это могут быть десятки-сотни-тысячи фильмов.  И, да, действительно, мы ездим на кинорынки, где смотрим еще незаконченные картины ‒ причем это наше главное занятие. У нас есть сеть знакомых, которые нам об этих картинах говорят. В принципе, я могу определить качество фильма по первым трем минутам.

‒ Представляю лица режиссеров, когда Разлогов уходит из зала через три минуты: все, трагедия…

‒ При отборе я с фильмов вообще никогда не ухожу. Это с архивных показов в Госфильмофонде мог уйти из зала, мне там много чего показывали…

Учитывая Вашу значимую роль на Московском фестивале, как считаете, Вас больше боятся, уважают, любят?

‒ Не знаю, некоторые режиссеры говорят: «Можешь приходить прямо к банкету. Фильм можешь не смотреть»…

‒ Как честные люди…

‒ Ну да, как честные люди… ‒‒ улыбается Разлогов, явно радуясь самоиронии своих коллег. ‒ А некоторые обижаются. У меня был приятель, с которым у нас были очень хорошие отношения. Савва Кулиш. Мы поссорились после одной моей рецензии. Причем намертво.

Так и не помирились?

‒ Так и не помирились. Дело было в его фильме «Трагедия в стиле рок». Я написал, что в фильме нет ни трагедии, ни стиля, ни рока. На следующее утро он перестал со мной разговаривать. Так что очень разное отношение ко мне…

В одном из интервью вы говорили, что для кинопрокатчиков участие фильма в фестивалях – как черная метка.  Как Вы считаете, пойдут фильмы ММКФ-2017 в наших кинотеатрах?

 ‒ Это часть индустрии. В советское время говорили: «Мы не будем отдавать на суд пяти членов жюри картины, которые для нас политически важны.» И правильно делали. Точно также, есть крупные режиссеры, которые никогда не отдадут свою картину в конкурс, потому что не могут себе позволить проиграть. Вот и прокатчики не хотят портить репутацию, потому что не знают, как их картины примут на конкурсах, и предпочитают свои картины на фестивали не давать.

Ну а после фестиваля что мешает взять картину в кинопрокат? Кинопрокатчики же видят коммерческую составляющую: что пойдет в кино, что не пойдет?

‒ Конечно, что-то пойдет в прокат. Ну а что-то, увы, нет. Судьба фестивальных фильмов в кинопрокате ‒ тема сложная, она требует отдельного серьезного разговора.  

‒ Не сомневаюсь, что российский конкурсный фильм ММКФ-2017 «Купи меня» прямиком попадет в кинопрокат, хотя по сути, это какое-то на редкость удручающее подобие по-настоящему шедевральной «Интердевочки» Петра Тодоровского, снятой еще в 1989 году. Название, конечно, интригующее: «Купи меня!» Но сам фильм прямо-таки обескуражил глупостью как сюжета, так и самих героинь. Одна моя коллега сбежала из зала минут через 10 после начала, а порывалась еще раньше. Было искренне жаль прекрасную Евгению Крюкову, которую ограничили маленькой ролью суровой мамаши-олигархини, хотя такая актриса легко могла бы актерски «переиграть» всех троих юных главных героинь, «на которых хорошо сидят купальники». Один кадр под занавес картины чего стоит: нелепо-комичная мертвая девушка на снегу в шубке из искусственного чебурашки. Ну, реально, первокурсница, которую еще просто не научили «достоверно умирать».

‒ Не вы одна считаете этот фильм неудачным, тем не менее, режиссер (Вадим Перельман, ‒ прим. ред.) трижды номинант на «Оскар» (с дебютным фильмом «Дом из песка и тумана», снятым в 2003 году и профинансированным Стивеном Спилбергом, ‒ прим. ред.).

‒ Никоим образом не отрицаю заслуг Вадима Перельмана, который прямо-таки покорил наших телезрителей сериалом «Измены». Тем непонятней пустота его нового фестивального фильма с откровенным оттенком коммерческой голливудской дешевки. Вы не могли бы пояснить, каким образом эта картина вообще попала в основной конкурс ММКФ-2017?

‒ Потому что из 5 членов комиссии, трое были яростно «за» эту картину. А я их поддержал, потому что считаю, что в конкурсе должны быть диаметрально противоположные фильмы. С одной стороны, «Мешок без дна» Рустама Хамдамова, с другой – «Купи меня!». Это две стороны нашего кинематографа. И та, и другая имеют право быть представленными в конкурсе. А дальше в конкурс попала картина в какой-то мере полимическая ‒ «Карп отмороженный» ‒ с великими актрисами Мариной Нееловой и Алисой Фрейндлих.  

Фестиваль, действительно, показал очень разные картины: реально, каждый мог увидеть фильм, который бы его по-настоящему порадовал…

‒ А мог попасть на тот, который ему не понравился, и думал, какой же жуткий фестиваль! ‒ смеется Разлогов.

Как Вы считаете, нынешний фестиваль сильнее предыдущего – объективно, ощущается ли рост в российском кино?

‒ Я это описал в своей книжке «Мои фестивали»: на каждом фестивале есть 2-3 шедевра, около 30 картин высокого уровня, 100 спорных фильмов среднего качества и картин 50 полного барахла, которые демонстрируются исключительно, чтобы показать тенденции мирового кинопроцесса.

Какие же фильмы Вы считаете шедеврами ММКФ-2017?

‒ «Бахубали», «Мешок без дна»…

СПРАВКА «МВ»:

Кирилл Эмильевич Разлогов (род. 6 мая 1946 г., Москва) – директор Российского института культурологии. Автор и ведущий программы «Культ кино» на телеканале «Культура». Автор 14 книг и около 600 научных работ по истории искусства и кинематографа, различным проблемам культуры.

В 1969 году окончил Исторический факультет МГУ (отделение истории и теории искусства). В 1985 году защитил докторскую диссертацию по специальности «искусствоведение».

С 1972 года преподаёт историю мирового кинематографа на Высших курсах сценаристов и режиссёров, с 1988 — на киноведческом факультете ВГИКа.

В 1989 году возглавил Российский институт культурологии.

С 1999 года – программный директор Московского международного кинофестиваля (с перерывом с 2006–2008 г.) 

ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ, КОТОРЫЕ МОГУТ БЫТЬ ВАМ ИНТЕРЕСНЫ: 

Оставить отзыв
1
2
3
4
5
Отправить
     
Отмена

Оставить комментарий

Average rating:  
 0 reviews