ИСТОРИЯ ЭВИТЫ

26 мая 2015 в 17:59, просмотров: 18293

БОГИНЯ ЛЕГКОГО ПОВЕДЕНИЯ

О жизни и смерти королевы, рожденной в нищете, простолюдинки в туалетах от Dior…

Автор: Елена Шпиз

Ее боготворили и проклинали. Называли шлюхой и святой. Она помогала тысячам людей и хладнокровно обворовывала собственную страну. Она была незаконнорожденной дочерью служанки и мелкого землевладельца, а стала первой леди Аргентины.

 

Она родилась в бедности, а умерла  самой богатой женщиной в мире. Как написал известный американский журналист Карл Фрейдж: «Она была очень влиятельной при жизни, но стала еще более влиятельной после смерти». Эвита – так называли ее миллионы аргентинцев-безрубашечников, преклонявшихся перед простолюдинкой в туалетах от Диор…

Мария Эва Дуарте де Перон умерла 26 июля 1952 г. в диких мучениях. Ей было всего 33 года. Официально было объявлено, что смерть наступила от лейкемии, хотя на самом деле у нее был рак матки – по одной из версий ставший следствием полуподпольного аборта. Последнее, что Эва произнесла, обращаясь к мужу – Хуану Доминго Перону: «Я люблю тебя больше жизни!» И попросила похоронить себя в семейном склепе. Но Перон не выполнил ее просьбы. В течение 15 дней Аргентина прощалась со своей любимицей, лежавшей в стеклянном гробу. Однако похороны как таковые вообще не состоялись.

Жизнь после смерти

Перон решил забальзамировать тело жены и доверил это сложное дело известному испанскому доктору Педро Ара, получившему 100000 долларов за свою поистине мастерскую работу. Ара колдовал около своей мумии денно и нощно, поэтому какое-то время Эвита оставалась в его тайной подвальной лаборатории.

Сейчас там могут побывать абсолютно все желающие и даже дотронуться до стола, на котором лежала нетленная Эва Перон. А тогда военные буквально оторопели, ворвавшись в закрытое помещение и увидев покойницу: им почудилось, что Эвита просто спит. Они никак не могли поверить, что в ее сосудах лишь коктейль из химикатов. В любом случае все это им очень не понравилось. И с этого момента началась вторая жизнь Эвиты – после смерти. Прекрасную покойницу бесконечно перевозили и перепрятывали, потому как, даже будучи мертвой, она в каком-то смысле имела больше власти, нежели новый действующий президент. Однако защитить ее по сути были некому.

Дело в том, что после смерти Эвиты позиции Перона заметно ослабли. Начались забастовки. Армия отказывалась подчиняться. И 20 сентября 1952 года еще недавно столь популярный президент Аргентины был вынужден бежать из своей страны на парагвайской канонерке, даже не подозревая какие чудовищные мытарства ждут тело его умершей жены…

Как писал Карл Фрейдж, тело Эвиты упаковали в ящик, погрузили в грузовик, и оно начало «путешествовать по городу». Сначала его поместили на военном складе, но через несколько дней у ворот склада появились венки и поминальные свечи. Тогда его перевезли на военно-морскую базу, однако история с венками и свечами повторилась. Потом злополучный гроб прятали в самых разных местах Аргентины, даже за экраном в одном кинотеатре.

В конце концов тело забрал к себе в дом полковник спецслужб Орандия. И фанатично охранял его с автоматом в руках. А когда однажды его жена, встревожившись, заглянула в комнату, полковник разрядил в нее целую обойму. Ему почудилось, что кто-то посторонний хочет отобрать у него Эвиту. Орандия отдали под трибунал, а забальзамированное тело военные решили тайно вывезти из страны. И тогда Эву Перон  похоронили на городском кладбище в Милане под именем Мария Марша Маджистрис.

Прошло почти двадцать лет, прежде чем тело Эвиты вернулось домой, в Аргентину, – после того как уставшие от экспериментов аргентинцы позвали Перона, который в то время жил в Испании в доме, подаренном Франко,  обратно в президенты.

Однако царствовал Перон недолго – лишь с 1973-го по 1974 год. Он умер в загородной резиденции Квинта-де-Оливос, передав власть своей третьей по счету жене Исабель Мартинес, которая всегда мечтала стать второй Эвитой. Но, даже обретя власть, осталась всего лишь блеклой подражательницей своей культовой предшественницы. Тем не менее Исабель Мартинес правила Аргентиной с 1 июля 1974-го по 24 марта 1976 года, вплоть до того момента, пока ее не свергли в результате государственного переворота, организованного генералом Хорхе Рафаэлем Виделой.

Потом Исабель держали  под домашним арестом, а в 1981 году она была выслана назад в Испанию, откуда, собственно, и приехала когда-то со своим супругом. Тем не менее именно Исабель Мартинес стала первой в мире женщиной, занявшей пост президента какого-либо государства, – пусть даже никто ее и не избирал.

А тело Эвы Перон наконец-то обрело покой в семейном склепе Дуарте на самом престижном кладбище Буэнос-Айреса Риколетта. Эвиту захоронили на десятиметровой глубине, накрыв сверху двумя толстенными стальными плитами, чтобы уже никто и никогда не смог потревожить ее покой.

 Сегодняшнее кладбище Риколетта – это город знаменитых аргентинских мертвецов в самом центре престижного старого района Буэнос-Айреса. Усыпальница Эвиты выглядит довольно скромно, но только к ней до сих пор постоянно приносят свежие цветы. Туристы любят фотографироваться около последнего пристанища Эвиты, где она значится под своей девичьей фамилией Эва Дуарте…

Во власти Эвиты

Буэнос-Айрес — особый город. С гигантскими проспектами и уютными европейскими улочками, когда-то воссозданными европейскими эмигрантами. Удивительное смешение разных менталитетов, нашего и совершенно другого мира. Даже в воздухе ощущается интрига. И только спустя несколько дней начинаешь понимать, что происходит вокруг, вглядываясь в лица людей, вслушиваясь в интонации их разговоров. И вроде все кажется таким спокойным, но почему-то возникает ощущение, что это спокойствие способно в любой момент взорваться, как во времена Эвиты.

Такое ощущение, что ее дух царит в Буэнос-Айресе по сей день. И дело даже не в том, что аргентинцы фанатично поклоняются Эве Перон. Суть скорее в каком-то внутреннем культе этой женщины, который по-прежнему силен спустя столько лет. Женщина-стихия, сотканная из противоречий, сильная, непробиваемая и такая молодая. Невольно задаешься вопросом, когда же она столько сумела успеть?

Журналисты любят описывать показательный случай, когда Эвита Перон поинтересовалась у одного из приближенных своего мужа: «Который час?», а тот ответил: «Какой пожелаете, сеньора». А в 12 лет с Эвитой и в самом деле произошла удивительная история. По неосторожности она вылила на лицо и руки котел с кипящим оливковым маслом. Врачи боялись, что останутся чудовищные шрамы, но когда бинты сняли, на белоснежной коже Эвы Дуарте не осталось ни единого рубца. 

Уже тогда можно было предположить, что эта девочка отмечена  Богом. Но никто из близких даже представить не мог, какая удивительная и какая короткая жизнь ждет ее впереди…

Символично, что нынешней Аргентиной снова правит красивая женщина левых взглядов, сменившая на посту президента своего супруга. Однако в отличие от Исабель Мартинес Кристина Фернандес Киршнер была избрана официально. В Буэнос-Айресе есть популярный бар Peron-Peron.

Что характерно, находится он в достаточно зажиточном районе Палермо-Голливуд, а вовсе не в квартале  столь любимых Эвитой «безрубашечников». Однако первое, что бросается в глаза после настоящего алтаря Эвы Перон с ее портретами и зажженными свечами, это швейные машинки «Зингер», которые Эва когда-то тысячами раздаривала женам бедняков. Причем часть машинок сохранилась в первозданном виде, а часть переделали в автоматы, из которых бармен нацеживает нефильтрованное пиво. Стены расписаны перонистскими лозунгами среди развешанных пожелтевших фотографий Эвиты. С потолка свисают бело-голубые аргентинские флаги. А на столиках под стеклом зажигалки с портером Эвиты и мотки ниток. Меню тут предлагается под стать обстановке заведения. К примеру, мясо на решетке под названием «Паркет». Только не надо думать, что это жесткий стейк, напоминающий известное покрытие для пола. Просто во время правления Перона его самым преданным сторонникам из народа раздавали не только швейные машинки, но и дома, в которых голытьба с остервенением вскрывала дорогой паркет, дабы топить им печки.

 Впрочем, в этом баре можно отведать холодную закуску под названием «Педро Эухенио» – с еще более экзотической подоплекой. Дело в том, что Педро Эухенио Арамбуру был в свое время президентом Аргентины, которого сначала похитили, а потом убили партизаны-перонисты. Мрачная же ирония заключается в том, что «холодная закуска» на испанском языке пишется как fiambre. А в Аргентине это слово означает синоним трупа. В общем, лучше есть и не задумываться… А еще в баре Peron-Peron можно увидеть часы марки Cronos со стрелками, застывшими на цифрах 20:25. Именно в этот час, если верить истории, не стало Эвиты Перон.

  Актриса

Мария Эва Дуарте  родилась 7 мая 1919 года в деревушке Лос-Тольдос, в 250 км от Буэнос-Айреса. Ее мать, Хуана Ибаргуен, работала поденщицей в богатых семьях, а отец, Хуан Дуарте, владел небольшим участком земли, на котором трудились несколько крестьян. Как и три ее старших брата, Эва была незаконнорожденной.

Скорее всего девочку ожидала судьба матери – тяжелый, плохо оплачиваемый труд поденщицы и множество грязных, вечно голодных детишек, рожденных неизвестно от кого. Однако столь жалкое будущее Эву не прельщало, и в 14 лет она сбежала в Буэнос-Айрес, мечтая стать известной актрисой. Сбежала, соответственно, не одна, а с танцором танго Хосе Армани, случайно оказавшимся в Лос-Тольдос.

Правда, по другой версии, ее спутником в том побеге был вовсе не танцор, а популярный аргентинский певец Агустин Магалис, фигурирующий во  всех воспоминаниях Эвиты. По всей видимости, персона Армани в столь почетном качестве не слишком льстила самолюбию первой леди государства.

Вообще о жизни Эвы до замужества достоверных сведений нет. Существует версия, что, оказавшись в столице, она занималась уличной проституцией и именно поэтому, уже став супругой президента, всячески пыталась легализовать это занятие в Аргентине. Однако из ее затеи ничего не вышло.

Будучи совсем еще юной, Эвита поняла, что такое деньги и власть, повстречав первого же состоятельного клиента. Ей было 15 лет, когда она стала жить с издателем Эмилио Корстуловичем. А в дальнейшем, осознав пользу от знакомства с продюсерами, журналистами и фотографами, стала выбирать себе в любовники исключительно перспективных и состоятельных представителей этих профессий.

Люди, близко знавшие ее в те годы, считали ее хитрой, холодной и расчетливой женщиной, жаждущей славы и богатства. Однако мужчины были готовы удовлетворить любой ее каприз. К примеру, владелец популярной столичной антрепризы Рафаэль Фирдузо после нескольких недель тесного общения с Эвой дал ей роль в одном из спектаклей своего театра.  

Впрочем высот актерского мастерства Эва Дуарте так и не достигла. Зато добилась заметных успехов в качестве рекламной модели. Некоторые глянцевые издания, в том числе писавшие о театре и кино, периодически размещали ее фотографии на своих обложках. Кроме того, она позировала для эротических журналов. А в какой-то момент заключила крупный контракт с компанией «Гереньо», производившей мыло, и стала рекламировать ее продукцию на радио.

Тогда же Эва начала работать на радио в качестве диктора, однако для ее артистической натуры этого оказалось мало, и она стала задумываться об участии в радиоспектаклях. Точнее, сначала об участии, а потом уже и о собственных постановках. И вот в 1939 году Эва организовала свою первую актерскую радиотруппу, а с 1941 года полностью сосредоточилась на радиопостановках и радиорекламе. Ее имя становилось все более известным, ее фотографии все чаще появлялись на глянцевых обложках. Кроме того, она получила  несколько небольших ролей в кино. 

1943 год оказался для Эвиты особенно успешным. Она стала инициатором нового проекта радиоканала «Бельграно», осуществить который удалось благодаря поддержке фирмы «Гереньо». Это был радиосериал «Героини и истории» об известнейших женщинах –  императрицах, королевах, актрисах (Жозефине, Екатерине II, Александре Федоровне, Анне Австрийской, леди Гамильтон, Саре Бернар, Элеоноре Дузе). Разумеется, замысел этого цикла радио-пьес принадлежал самой Эвите. И все главные роли она исполняла сама. И уж тут ее талант не мог отрицать никто. Аудитория была покорена голосом Эвы Дуарте.

 Эва и Перон

В том же 1943 году Эва впервые услышала о полковнике Хуане Пероне, который организовал военный переворот, но до поры до времени оставался в тени. Так случилось, что вскоре полковник и актриса познакомились лично. Дело в том, что Перон, заинтересованный в продвижении своей социальной политики, неоднократно посещал радио «Бельграно», где работала Эва. В своих воспоминаниях он сообщает, что их знакомство состоялось в январе 1944 года, когда Эва в составе группы артистов была приглашена на официальную встречу по организации сбора средств в помощь жертвам землетрясения в городе Сан-Хуане. А сама Эва называла знакомство с Пероном «волшебным днем», который стал для нее началом  «настоящей жизни».

Встреча с Пероном определила всю дальнейшую судьбу Эвиты.  Уже в 1944 году по его инициативе Эва стала ведущей новой политической радиопрограммы «Навстречу лучшему будущему», пропагандировавшей деятельность секретариата труда и его руководителя, коим, естественно, был Перон.

Тогда же Эва начала сотрудничать с секретариатом как председатель нового профсоюза работников радио. Когда Перон стал министром обороны и вице-президентом, ее положение на канале «Бельграно» еще более упрочилось, а оклад достиг невероятной суммы – 35000 песо. В начале 1945 года Эва впервые получила предложение сняться в главной роли в фильме «Расточительница». Перон лично посещал съемки, которые благодаря щедрому финансированию были обставлены с большой помпой.

Перон открыто появлялся со своей молодой подругой, шокируя коллег-офицеров связью с актрисой. И в то же время радуя простой народ, интересы которого активно защищал. Популярность Перона росла, и  в начале октября 1945 года под давлением группы офицеров-заговорщиков власти были вынуждены его арестовать. Однако вскоре народ освободил полковника, и 17 октября 1945 года вошло в историю Аргентины как дата возникновения перонистского движения. Эва же в то время была практически неизвестна в рабочей среде и, несмотря на всю свою энергию, могла действовать лишь как «подруга полковника». Даже выступление освобожденного Перона перед «безрубашечниками» она слушала только по радио.

Успех

Сразу после освобождения в октябре 1945 года Перон начал подготовку к президентским выборам, а 22 октября женился на 25-летней Эве Дуарте. При том что предварительно ему нужно было развестись с законной супругой, а церковь активно против этого возражала. Пришлось приложить максимум усилий, чтобы получить благословение на повторный брак. Став супругой Перона, Эва полностью оставила съемки в кино и работу на радио и постепенно вошла в штаб ближайших помощников мужа.

Перона вполне устраивал такой расклад: он считал, что рядом с кандидатом в президенты должна быть жена, олицетворяющая возросшую роль женщины в современном мире, потому как намеревался включить аргентинских женщин в политическую жизнь страны и предоставить им право голоса, дабы в будущем заполучить миллионы гарантированных избирателей. А Эва была идеальной кандидатурой для агитационной деятельности. Уже в конце 1945 года Эвита начала выступать публично и совершила несколько поездок по стране вместе с Пероном и его штабом.

Присутствие жены кандидата в президенты на встречах с избирателями стало новым явлением в Аргентине. Короткие эмоциональные речи Эвы  были адресованы в основном женщинам-работницам. Эва удачно копировала найденный Пероном проникновенный ораторский стиль, обращенный к чувствам, а не к разуму людей.  Называла себя «товарищем Эвитой». И, судя по всему, этот прием оказался действенным, потому как в  феврале 1946 года Перон одержал убедительную победу на президентских выборах, а  его жена стала первой леди Аргентины.

В будущем супруги Кеннеди пошли по этому же пути и снискали не меньший успех на  американской политической арене. Между тем значимость и влияние Эвиты росли с каждым днем. Существовало даже мнение, что она изначально стремилась оттеснить Перона на второй план, и только болезнь и ранняя смерть помешали ей сделать это. Однако, учитывая, что именно Перон дал Эвите все ее полномочия, подобная точка зрения была не только безосновательна, но и  наивна. Было очевидно, что без поддержки мужа Эвита, учитывая ее происхождение, она никогда не стала бы той, кем стала благодаря ему – как бы вдохновенно ни играла императриц и королев в своем недавнем радийно-артистическом прошлом.

 Фонд Эвиты

В сущности Эвита была «серым кардиналом» при своем супруге. Официально никаких должностей не занимала, однако активно вмешивалась политику и изрядно влияла на решения президента. К примеру,  с ее одобрения их  с Пероном личный врач Рикардо С. Гуардо стал председателем палаты депутатов конгресса, а бывший охранник Хосе Эспехо был назначен генеральным секретарем Всеобщей конфедерации труда (CGT).

Родственники Эвиты тоже получили доходные должности: брат Хуан стал личным секретарем Перона, а мужья старших сестер – соответственно, сенатором, председателем Верховного суда и директором Центральной таможни. Кроме того, Эва Перон возглавляла благотворительный фонд имени самой себя,  который регулярно пополнялся за счет государственной казны и «добровольных» взносов  бизнесменов и землевладельцев. Причем часть из этих средств и в самом деле шла на строительство учебных заведений, открытие домов призрения и проведение широко разрекламированных благотворительных акций.

Однако куда большая часть, как полагают исследователи, поступала на личные счета Эвы Перон. Существует версия, что свой первый секретный счет в Швейцарии она открыла во время поездки по Европе в 1947 году. Разумеется, Эвита строго следила за распределением средств из своего именного фонда: эмиссары собирали пожертвования не только с богатых финансистов и промышленников, но и с каждого рабочего и служащего, продвигавшегося по служебной лестнице. Размеры платежей постоянно росли, особенно для частных фабрик, строительных площадок и заводов. Если же в силу каких-либо причин предприятие не перечисляло средства в фонд на добровольных началах, его закрывали. В результате всех манипуляций состояние госпожи Перон достигло 100 миллионов долларов.

Неудачное турне

В начале 1947 года Эвита отправилась в свое знаменитое радужное турне по Европе. В тот момент Аргентина собиралась предоставить Испании помощь в виде крупного займа. Перон был не меньше Франко заинтересован в расширении дипломатических контактов с другими государствами, однако не хотел покидать Аргентину, опасаясь, что в его отсутствие оппозиция активизируется. Поэтому было решено, что вместо него в Европу отправится Эва.

Перон надеялся, что поездка жены станет рекламой его внутренней политики и обеспечит международное признание режима. Однако за исключением Испании, где она, понятное дело, была встречена с королевскими почестями, в правительственных кругах других стран Европы Эвиту абсолютно не воспринимали как дипломата или посла. Вероятно, в какой-то степени сыграло роль ее не совсем еще забытое бурное прошлое.

Несмотря на то что порножурналы с фотографиями Эвы Дуарте были по большей части уничтожены,  полностью стереть клеймо легкодоступной женщины за пределами Аргентины Эве Дуарте так и не удалось.  И в тот момент, когда  Эвита ехала в открытой машине по улицам Милана вместе с отставным адмиралом и приветливая улыбка украшала ее очаровательное лицо, из толпы неожиданно стали раздаваться громкие крики: «Эва Перон – потаскушка!» 

Ошеломленная Эвита возмутилась: «Это же просто немыслимо! Какие ужасные вещи они обо мне говорят!» На что ее спутник заметил: «Мадам, меня ведь тоже называют адмиралом, хотя я не был в море 15 лет…». Во Франции, Швейцарии, Португалии, Ватикане и Монако Эвиту тоже встретили без особого восторга. Ей был оказан обычный прием согласно дипломатическому протоколу – не более того. Однако пусть в Европе турне Эвиты и не достигло намеченных целей, зато на родину она вернулась политическим лидером национального масштаба – вторым после Перона.

Жена диктатора, любимица народа

Несмотря на прогрессирующую болезнь, впервые давшую о себе знать уже в январе 1950 года, Эва продолжала напряженно работать. В преддверии президентских выборов 1951 года она совершила несколько агитационных поездок по стране и всюду выступала со страстными речами в поддержку своего мужа.

Перон в этих выступлениях представлялся  судьбоносной личностью – великим человеком, способным защитить завоевания рабочих от любых посягательств. Молодость, красота и неукротимая энергия Эвиты никого не оставляли равнодушным. Для каждого бедняка она умела быть «своей». Причем помогала людям открыто, без формальностей.  Легко находила душевный контакт с любым рабочим. Неудивительно, что народ прощал своей любимице абсолютно все.

Казалось бы, как можно было считать революционеркой и знаменосицей голодранцев жену диктатора, щеголявшую в туалетах от Диора и увешанную драгоценностями? Однако Эвиту считали именно таковой.  И даже ее богатство и высокое положение не вызывали зависти и неприязни. Напротив, ее успех олицетворял надежду на перемены к лучшему для всех простых аргентинцев.

Однако роскошь и богатство четы Перон на фоне нищеты во всей стране вызывали бурное негодование церкви и представителей оппозиции. Посему предложение Перона сделать свою супругу вице-президентом страны не встретило поддержки. Более того, на городских улицах появились транспаранты с лозунгами «Да здравствует Перон-вдовец!» и изображениями обнаженной Эвиты, целеустремленно шагающей сквозь массы лилипутов-аргентинцев. Президент был вынужден отступить и за счет этого сумел одержать победу на выборах в октябре 1951 года.

Существует и другая версия,  якобы кандидатуру Эвы Перон хотела выдвинуть Всеобщая конфедерация труда, однако Эвита сама отказалась от этого предложения из-за быстро прогрессирующей болезни. В любом случае, ее авторитет после этого отказа только возрос и еще больше усилил ее и без того огромное влияние на массы.

Отверженная

Став первой леди, Эва Перон изрядно изменила внешний облик. Высокие прически с локонами и женственные платья с рюшами и бантами сменились гладко зачесанными волосами, уложенными в пучок, и строгими английскими костюмами. Так Эва превратилась в Эвиту – любимицу «безрубашечников». Как только ее не называли: и «знаменосцем угнетенных масс», и «надеждой и стражем революции», и «щитом Перона».

Самой Эвите больше всего нравилось быть «мостом любви между Пероном и народом». Вот только аргентинская аристократия так и не смогла переварить тот факт, что супругой президента стала женщина, не только не принадлежавшая к привилегированной касте, но еще и незаконно рожденная, получившая власть и влияние исключительно благодаря личным качествам, а не происхождению. Так что даже поднявшись на вершину социальной лестницы, Эвита так и осталась изгоем в высшем обществе Аргентины.

Эитву считали «девчонкой с улицы», и порой она не могла отказать себе в удовольствии отомстить за такое пренебрежение. К примеру, однажды купила участок на улице неподалеку от популярного столичного клуба, в котором собирались аристократы, и передала его в аренду торговцу рыбой при условии, что тот будет продавать быстропортящийся продукт в течение всего лета.

В другой раз по приказу Эвы подверглись аресту состоятельный аргентинский предприниматель Виктор Белардо, отказавшийся перечислять средства в именной фонд первой леди, и один из профсоюзных лидеров, осмелившийся дать совет Эвите о смене костюма деловой женщины на домашний халат. И подобных примеров можно перечислить великое множество.

Однако незадолго до смерти Эвита совершила кругосветное путешествие и заставила мировую общественность взглянуть на себя совершенно по-новому. Она предстала перед современниками в образе настоящей леди и блестящей собеседницы, продемонстрировав не только острый ум, но и тонкий вкус, а также умение носить баснословно дорогие украшения и роскошные наряды.

От Эвиты до Джеки

Ну как их не сравнить! И Эвита, и Джеки Кеннеди – обе стали культовыми женами президентов своих государств. Обе олицетворяли целые эпохи, причем разные, несмотря на совершенно небольшую разницу в возрасте – всего-то в 10 лет. Трудно сказать, было ли что-то общее в характере этих энергичных дам, однако по крайней мере три момента, помимо обозначенных выше, объединяют их совершенно точно. Обе были законодательницами моды и стиля, обе фанатично любили красивые вещи. И обе не устояли перед чарами знаменитого миллиардера Аристотеля Онассиса, который, кстати, начинал свою карьеру именно в Буэнос-Айресе.

Судя по всему, харизматичный грек питал слабость к женам президентов. И сумел-таки заставить верную Эвиту изменить любимому супругу. Эвита познакомилась с Онассисом во время Второй мировой войны. В то время он занимался поставками продовольственных товаров из Аргентины в оккупированную фашистскими войсками Грецию, а Эва имела свою долю в этом бизнесе. Так вот, спустя несколько лет Аристотель и Эвита встретились вновь – на этот раз в Италии, куда могущественный судовладелец прилетел специально для свидания с супругой аргентинского президента.

После официального обеда Аристотель и Эвита провели вместе романтичный вечер и страстную ночь. А утром первая леди Аргентины собственноручно приготовила Онассису омлет, в благодарность за который он передал ей чек на 10 тысяч долларов. «Это был самый дорогой омлет в моей жизни!» – шутил потом великий соблазнитель, даже не подозревая, насколько дороже ему впоследствии обойдутся омлеты от будущей супруги Жаклин Кеннеди, которая едва не опустошила его бездонную «казну».

Впрочем, чей гардероб был богаче – Эвиты или Джеки – можно только догадываться. Что касается Эвы Перон, то корреспондент британской газеты «Дейли-экспресс» так описывал интерьер пероновского дворца, который открылся для народа после смерти Эвиты: «Это было зрелище, которое затмило бы пещеру Аладдина. Стеклянные полочки ярус за ярусом отражали блеск выставленных драгоценностей, оцененных в 2 миллиона фунтов стерлингов.

 

Немного дальше, мерцая, вспыхивали бриллианты величиной почти с голубиное яйцо. Там же сверкал золотой воротник толщиной 5 сантиметров, инкрустированный драгоценными камнями. А еще я увидел сотни платьев великолепного фасона, и все безумно дорогие.  Кроме того, у Эвиты было столько пар туфель, «что их хватило бы на 400 лет!», и, если Джеки предпочитала покупать вещи, драгоценности  и проч. исключительно за счет своих мужей, в основном, конечно, Онассиса, то Эвита, судя по всему, в подобной «спонсорской» помощи не нуждалась. По крайней мере сам Хуан Перон однажды признался: «Единственная драгоценность, которую я когда-либо подарил моей жене, было обручальное кольцо. Все остальное она приобрела сама».

ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ, КОТОРЫЕ МОГУТ БЫТЬ ВАМ ИНТЕРЕСНЫ: 

image

ЖАКЛИН КЕННЕДИ: ШОПИНГ ДЛЯ ПЕРВОЙ ЛЕДИ

Оставить отзыв
1
2
3
4
5
Отправить
     
Отмена

Оставить комментарий

Average rating:  
 0 reviews