ПРИЗНАНИЕ ОСКАРА КОНЮХОВА

15 сентября 2015 в 10:42, просмотров 20143

«Сын за отца отвечает!»

Старший сын Федора КОНЮХОВА рассказал «МВ» о том, почему, преклоняясь перед отцом, все же не пошел по его стопам. 

Федор и Оскар в зимних куртках

Автор: Елена ШПИЗ

Оскар Конюхов с первого взгляда производит впечатление человека, который просыпается с морскими брызгами на душе. В нем нетрудно угадать опытного яхтсмена, даже если не знать, что он сын легендарного Федора Конюхова – знаменитого путешественника, художника и потомственного священника, совершившего четыре кругосветки и дважды покорившего Эверест, не говоря уже о сложнейшних переходах по снежным пустяным и дрейфующим льдам. Дети великих часто переживают, что живут в тени своих родителей. Оскар даже не задумывается об этом. И не пытается подражать отцу. Только помогает ему по мере возможностей и сил, которых порой требуется немерено. Причем и физических и моральных. К примеру, когда нужно доставить два десятка собак куда-нибудь в Гренландию…

Оскар предложил встретиться в творческой мастерской отца на Павелецкой. Никогда бы не подумала, что у Федора есть такое уютное убежище в самом центре Москвы. Второй этаж напоминает просторную каюту. Заходишь, и кажется, что с минуты на минуту отправишься в морское путешествие. Сразу представляется харизматичный кок, предвкушаешь аппетитные запахи с кухни…

А на первом этаже находится мастерская Федора и исторический музей. Федор собрал любопытные артефакты с достоверной информацией о том, где, когда и кем был найдет каждый из них, и какому кораблю мог принадлежать. Оказалось, что часть одной из мемориальных стен выложена кирпичами Храма Святителя Николая Чудотворца (Мокрого) XVI века, разрушенного еще в 1930-е… А рядышком с мастерской Федор построил маленькую часовню, опоясанную морской якорной цепью – в память о погибших путешественниках. Причем построил на собственные средства, полученные от продажи своих картин – всего за четыре месяца!

 Церковь Конюхова

Часовня освящена во имя Святителя Николая Мирликийского Чудотворца и приписана к Высоко-Петровскому монастырю. Стены из красного кирпича, купол из дерева, покрытого жестью. В качестве окошек восемь настоящих корабельных иллюминаторов, а на фасаде таблички с именами Георгия Седова, Наоми Уемура, Юрия Подрядчикова, Питера Блейка…

– Оскар, вас ведь, наверное, тоже можно назвать настоящим путешественником, учитывая как часто вы бороздите моря-океаны, пусть и не в одиночку как ваш отец?

– Как раз напротив – я себя путешественником точно не считаю. Знаете, сейчас все кругом стали путешественниками. Все рассказывают о своих поездках, делают фотоотчеты, ведут блоги, и это здорово. Но все же то, чем занимается Федор, это совсем другое. Он ищет себя, изучает себя в разных стихиях, остается наедине с Вселенной, с Богом. Я всегда понимал, что мне нет смысла ему подражать, потому что я точно не смогу выдержать все то, что выдерживает он. Я бы просто не смог вот так странствовать всю жизнь. Я человек земной, достаточно прагматичный, и образование у меня соответствующее – экономическое. К тому же я вижу свое предназначение в том, чтобы помогать отцу, страховать его. Быть в любую минуту наготове, если понадобиться помощь. А ситуации бывают настолько тупиковые и сложные, что никто кроме сына не сможет ему помочь.

– Вы называете своего отца Федором – почему?

– Очень люблю его и восхищаюсь им. Всю жизнь пытаюсь его понять, разгадать, хотя знаю, что это невозможно. Но от этого становится еще интересней!

– Дети известных людей часто переживают, что никогда не достигнут высот своих родителей. А вы?

– Я – нет! – смеется Оскар. – Моя задача обеспечивать отца прогнозами погоды и следить, чтобы у него все было в порядке. А то ведь после первого старта перехода через Тихий океан от Чили до Австралии на весельной лодке у Федора возникли проблемы которые он сам в океане решить не мог – испортились аккумуляторы солнечных батарей. И мы своими силами возвращали лодку в порт: пришлось полностью менять всю систему энергообеспечения на борту.

– Вы уже, наверное, привыкли к опасным проектам Федора, чувство страха за него притупилось?

– К этому невозможно привыкнуть. Каждый раз когда отец отправляется в очередное путешествие мы – я имею в иду всю нашу семью – не находим себе места. Страх за него у нас есть всегда, потому что опасностей на самом деле много – это и большие корабли, и акулы. Мы конечно не думаем, что эти акулы выпрыгнут из воды и откусит поллодки, но в любом случае, даже одно нахождение этих хищников рядом, да еще в таком огромном количестве, пугает – особенно во Французской Полинезии и при подходах к Австралии. Один путешественник писал, что акула сопровождала его в течении двух месяцев, хотя однажды он все-таки решился искупаться, когда она ненадолго оставила его в покое. А Федор говорит, что не рискует опускаться в воду и все время пристегнут. Потому что несмотря на то, что дрейфующая весельная лодка движется относительно не быстро, все равно есть ветер и течение, и, находясь за бортом, не так-то просто ее догнать. Я иногда даже просыпаюсь по ночам: все думаю, как он там? Совсем один, на маленькой лодочке, посреди океана!

Федор на тургояке - вид сверху

– А правда, как? В голове не укладывается, как можно плыть по таким огромным волнам на весельной лодке, пусть даже оборудованной по последнему слову техники! Кстати, правда, что лодка Федора не может перевернуться?

– Еще как может, потому что у нее нет киля. Просто лодка «Тургояк» спроектирована таким образом, что она в любом случае должна вернуться в исходное положение. Однако переворот лодки в океане это в любом случае ЧП, потому что могут быть повреждены приборы, могут выпасть из своих гнезд аккумуляторы солнечных батарей – каждый весом 30 кг, а всего их три. И представьте, если эти девяносто килограммов веса начнут свободно летать в пространстве – они могут сломать переборки и повредить лодку. Поэтому Федору надо всеми силами стараться не допускать переворотов. Любая волна больше двух метров – это уже серьезное испытание для такой маленькой лодки и гребца.

Федор рассказывал, что было, когда поднялись волны 4-5 метров, с таким мощными гребнями, что они накрывали лодку полностью, хотя по идее она настолько легкая, что должна была все время выплывать на поверхность. Она сделана из углеволокна и будучи пустой весит всего 250 кг! Так что даже если там запас продуктов на 200 дней – а продукты все сухие, сублимированные – то это все равно небольшой добавочный вес. Максимум еще 200 кг. Однако в реальных условиях шторма англичане, которые делали эту лодку, испытать ее, естественно, не могли, потому что в такую погоду никто в море не выходит. Но как сказал Федор, после того, как пересек экватор своего пути, все что могло поломаться уже поломалось, а то что выдержало будет работать и дальше.

Федор выглядывает из кубрика

Я с огромным интересом читала выдержку из телефонного разговора Федора, когда он рассказывал, что у него происходит. В тот момент он был ровно на середине пути: «Когда появится следующий тропический шторм, в каком направлении он будет двигаться, где в тот момент будет находиться лодка «Тургояк» – вот какие вопросы меня постоянно беспокоят. Фактически до 180 градуса западной долготы я буду находиться в зоне штормов и циклонов. Надеюсь, что с Божьей помощью я смогу пройти и вторую часть Тихого океана». К счастью, когда Федор все это рассказывал, его лодка мирно скользила по абсолютно гладкой поверхности океана: «Температура воздуха стремится к 30 градусам тепла, днем каюта разогревается до состояния сауны, зато ночью приятно находится на палубе, я даже сплю на улице, убрав сиденье. Волны нет, брызг нет, палуба сухая. Над головой миллиарды звезд…»

Федор - ТРАНСАТЛАНТИКА
С чашечкой кофе на гребне волны

– А чем и как Федор питается в таких путешествиях? Ведь это же сколько силищи нужно, чтобы каждый день грести по 16 часов?! Просто на яхте все понятно: там тебе и кухня, и плита, и приготовить можно что угодно. А вот как все это устроено на лодке?

– Мы это тоже предусмотрели, учитывая предыдущий опыт Федора, когда он первый раз шел на весельной лодке через Атлантику 10 лет назад. Тогда место для готовки было устроено на палубе. Там был маленький кокпит, где размещалась газовая горелка, и в хорошую погоду Федор мог что-то себе приготовить. Но в океане всегда есть ветер, волна, сырость. Поэтому горелку вечно заливало, она работала плохо, и в новом проекте мы решили этого избежать. Поэтому оборудовли все в самой каюте, где Федор спит. Сделали там сделали небольшую нишу, где находится та же самая газовая горелка и те же самые примусы, которые берут альпинисты в горы, только слегка модицифированые – снизу прикручивается газовый балончик. Так что Федор может готовить, независимо от дождя и ветра. Главное, чтобы не было волн, иначе довольно опасно что-то варить или даже разогревать. Кроме того лодка может лечь на борт и есть риск вылить на себя все горячее содержимое кострюли или чайника. Поэтому в основном Федор питается как космонавт – энергетическими батончиками. А перед штормом заправляет несколько термосов горячей водой, кофе, горячим шоколадом и, как правило, ему этого хватает на несколько суток.

Представляю как приятно попить кофейку посреди волн!

– Иногда штормит так, что даже из специальных кружек ничего не выпьешь. Да и не до того, если честно. Там думаешь, как бы выжить, как бы лодку не перевернуло. Так что не до кофейка! Хотя у нас есть такие фотографии (правда, не на весельной лодке), когда Федор во время кругосветки на макси-яхте «Алые паруса», длиной 25 метров и шириной семь, попивает кофеек и любуется бушующим океаном. Отец говорил, что очень радовался тогда, что идет в одиночку на такой большой надежной яхте и нет ни малейшей опасности перевернуться.

– А другие-то согревающие средства у Федора с собой имеются?

– Ну наверное, как же без этого, – смеется Оскар. – Но запас их в любом случае ограничен

Молиться в океане

– Расскажите, как все-таки ваш отец пережил тот жуткий первый шторм в нынешнем путешествии из Чили в Австралию, когда его маленькую лодочку едва не перевернуло? Об этом так много говорили в новостях…

– Да как… Молюсь, говорит, все время, чтобы лодка не развалилась, чтобы океан успокоился, отпустил… Каждый борется со стессом по своему. Федор с помощью молитвы. Когда журналисты спрашивали, комфортно ли он чувствует себя в городских условиях, Федор говорил: «В общем-то, комфортно. Но все равно стараюсь побыстрее уйти в путешествие. В городах все заняты делом, а я как бы лишний. Приезжаю, что-то рассказываю, а все работают. А когда я в море, я знаю, что я на своем месте!»

И другим Федор не станет никогда. Хотя был момент, когда он пытался перестать путешествовать – после того как принял священный сан в 2010 году. Он тогда в течении четырех лет практически никуда не ходил. Правда, поднялся второй раз на Эверест в мае 2012-го. Совершил восхождение по Северному хребту (со стороны Тибета) в составе российской команды «7 Вершин» и стал первым священником Русской Православной Церкви, покорившим самую высокую вершину мира. Правда сейчас Федор стал по-другому относится к своим проектам. Он говорил, что раньше воспринимал все что делал как спортсмен, что им двигал какой-то азарт, амбиции, желание кому-то что-то доказать, установить рекорд. Теперь все иначе. Перед путешествием через Тихий океан на весельной лодке он сказал: «Я иду, чтобы двести дней молиться в океане…»

Федор гребет - крест

Федор не любит рисковать

– Одно утешает: Федор не любит рисковать, – неожиданно заметил Оскар.

Шутите?!

– Я имею в виду то, что Федор не из тех, кто рискует ради экстрима. Он получает самую детальную информацию о погоде, об особенностях тех мест, в которые отправляется. И каждое свое путешествие, и по морю, и по суше, рассчитывает до мельчайших деталей. А мы постоянно контролируем ситуацию из штаба.

– В голове не укладывается, как при таком образе жизни ваш отец сумел создать такую огромную семью?! У него ведь трое детей и семеро внуков!

— Сами удивляемся, – смеется Оскар.

Федор - синяя река в Гренландии Арктика-2013

Мы с Оскаром познакомились как раз в тот момент, когда он проводил отца в путешествие от Северного полюса до Гренландии. Федор Конюхов и его напарник – каюр из Карелии Виктор Симонов – задумали совершить первый в мировой практике переход от Полюса до Гренландии на собаках по дрейфующим льдам. Но уже после первого этапа стало ясно, что завершить полный переход через ледовый субконтинент не получится из-за небывалого таяния ледников. В любой момент путешественников вместе с упряжкой могло унести в открытое море…

 Федор - по дрейфующим льдам – В канадской службе спасения нам тогда сразу сказали, что в буран и шторм они не смогут вылететь к Федору, – рассказывал Оскар. – . Считается, что после 8 мая лед становится слишком тонок, и спасательный самолет просто не сможет на него сесть. Смысл их слов был таков: «Мы, конечно, будем вас подстраховывать, но рассчитывайте на себя.» В итоге, несмотря на огромное желание и полную боевую готовность путешественников, было решено перенести второй этап экспедиции на 2014 год. — Опасность была слишком велика, мы просто не имели права рисковать жизнями не только Федора и Виктора, но и тех людей, которые бы отправились им помогать.

Оскар Конюхов и Виктор Симонов Тем не менее Федор и его напарник совершили то, что до сих пор не удавалось никому – прошли 900 км по дрейфующему льду от Полюса до земли! Правда, из-за полученных через спутник прогнозов они высадились на берег раньше, чем предполагалось. И решение оказалось более, чем своевременным: буря, которая обрушилась на северное побережье Канадского архипелага и Гренландии, улеглась только на четвертые сутки. Все это время шел снег и дул свирепый ветер.

Палатку Фёдора и Виктора замело и чуть не снесло. Пришлось перебраться в барак с дырявой крышей. Спутниковая связь работала плохо, но выходить наружу, на высокое открытое место, не было никакого желания. Свернувшихся калачиками собак накрыло огромными сугробами. Но для них это дело привычное – под снегом им тепло и спокойно… Потом в телефонном разговоре Фёдор сказал, что если бы циклон настиг их на дрейфующем льду у внешнего края полыньи, совершенно неизвестно, чем бы все закончилось. Ведь полярную станцию «СП-40» накрыл этот же ураган, и льдину, на которой она стояла, разорвало… Фёдор считает, что им с Виктором помог святой Николай Чудотворец, которому они помолились накануне и который направил их действия в правильное русло.

Федор - гренландский тюлень «Будучи зрелым человеком, я понял, что в мире нет одиночества, – размышляет Федор. – Ведь в океане рядом с тобой плавают киты или дельфины, в небе парят птицы, а на пути к полюсу встречаются медведи и тюлени. А ещё я точно знаю, что рядом всегда присутствует Бог и святые, которым ты молишься. В огромном океане, кроме них, тебе никто не в силах помочь.»

Федоров и Симонов с собаками

Happy team – веселая упряжка!

– Скажите Оскар, что же в итоге – проект с Гренландией будет продолжен в этом году?

– Да, мы планируем еще более глобальный проект – Полярную кругосветку. И уже сейчас я занимаюсь подготовкой упряжек, потому что в Гренландии лучше использовать гренладских собак.

– Которые понимают местное наречие?

– Которые живут в тех условиях. Идея была какая – на собаках Виктора Симонова Федор и Виктор проходят от Полюса до Канады. Потом, после 46 суток по дрейфующему льду – можете себе представить, какая это колоссальная нагрузка! – те собаки дальше идти уже не смогут, и мы хотим вывезти их обратно в Россию, а Федор и Виктор отправятся дальше на гренландских собаках. Но дело в том, что для местных жителей собаки – это их хлеб, и нельзя просто так прийти в деревню и сказать: «Мы покупаем у вас упряжку.» Потому что, если иннуит продаст свою упряжку, он останется без средств к существованию.

Дело в том, что все заработанные деньги он очень быстро потратит – собаки там стоят не дорого, где-то тысячу долларов. Значит, 10 собак – 10 тысяч долларов, а цены там очень выские У них же все привозное. Поэтому собак должны подтовить заранеее — воспитать из щенков. Соответственно, нужно оплачивать работу человека, который будет заниматься с этими собаками и их питание. Это же все на самом деле миф, что собаки в Гренландии все время едят мясо тюленей и китов. Во-первых эскимос не каждый день добывает тюленя и кита, во-вторых у него еще есть большая семья которую надо кормить. Поэтому собаки питаются сухим кормом, который привозят из Дании, и стоимость у него, соответственно, тройная по сравнению с ценами на континенте. Поэтому это все нужно продумать сейчас, чтобы в нужный момент у нас были две готовых упряжки, в которых должны быть и молодые, и опытные крепкие собаки, причем разных полов, чтобы это были хеппи тим – веселые упряжки!

Оскар с собачками в лодке – Ничего себе, я думала бывает только dream team, а у собак, оказывается, своя ситуация!

 Ну да, – улыбается Оскар. – Однако собак мало вырастить и подготовить. Их надо еще доставить отцу в определенное время и в определенное место. А бывает, что сделать это можно только на специальном на самолете, до которого тоже нужно как-то добраться. Иногда для этого самому приходиться пробираться на лодке среди дрейфующих льдов.

Федор на самолетике

Все под контролем

– Могу себе представить, сколько раз вашему отцу требовалась помощь…

– Разные ситуации случались. Например, во время парусной кругосветки в 1998г. Федор попал под удар трех ураганов. Особенно трудно ему было в борьбе с ураганом «Даниел» в районе Бермудских островов. Три дня яхта лежала на борту, и капитану пришлось приложить невероятные усилия, чтобы выпрямить ее. Участники той гонки испытали на себе все – от тропической жары до ветра Антарктики. Лодам пришлось уклоняться от гигантских кораблей и айсбергов, причем отнюдь не всегда удачно. На некоторых судах было до 15 серьезных поломок. Яхта Федора как-то ночью налетела на спящего кита. В результате, изрядно погнулся руль. Потом, на подходе к мысу Горн на борт запрыгнул дельфин, и шкиперу с трудом удалось вытолкнуть симпатягу обратно в море. А у берегов Бразилии Федор еле отбился от современных флибустьеров… Та кругосветка продолжалась 8 месяцев – с сентября 1998 г. по май 1999 г.. Путешественники преодолели 27 тысяч морских миль (50 тысяч км). А маршрут был такой: американский порт Чарлстон – Кейптаун (ЮАР) – Окленд (Новая Зеландия) – Пунта-дель-Эсте (Уругвай ) – Чарлстон. И во все эти пункты Оскар прилетал вместе с матерью для моральной поддержки Федора и для того, чтобы помочь ему устранить технические неполадки яхты.

– Оскар, а как ваш отец восстанавливается после таких долгих и сложных путешествий?

– Он говорит, что только молитвой. Даже в интервью признавался: «Я не тренируюсь, и в спортзалах вы меня не увидите. Я не знаю, как тренироваться. Если бы кто научил… Но меня научили молитве.»

И ведь, что самое интересное, сил у Федора хватает с избытком. Он даже философствовал на эту тему: «В 1492 году Колумб прошел от Канарских островов до Карибского моря за 35 дней на трех каравеллах. А я в 2002 году преодолел этот путь на весельной лодке за 46 дней. Но Колумб шел под парусами, а я греб сам! Вероятно, в наше время изменились и возможности и задачи путешественников. Разве раньше человек в 60 лет поднимался на Эверест? Куда там, он уже считался стариком! А я поднялся…»

Оскар на мачте У Оскара своя роль

Оскар Конюхов изначально чувствовал призвание в организации путешествий своего отца. Он, например, активно участвовал в разработке беспрецедентного по своей масштабности проекта «Трансатлантических переходов на 85-футовой макси-яхте «Алые паруса»», при непосредственной поддержке одноименной торговой сети.

Именно в рамках этого проекта Федор Конюхов в 2007 году совершил новую кругосветку и первую в мире одиночную гонку нон-стоп вокруг Антарктиды. Тогда Федор пересекал Южный Индийский океан по маршруту ЮАР — Австралия. И еще в порту Кейптауна яхту «Торговая сеть Алые паруса» должны были подготовить к опасному путешествию вокруг ледового континента. Стартовать предстояло из Австралии. Маршрут проходил через страшный океанский коридор между «ревущими сороковыми» и «неистовыми шестидесятыми». В поисках приключений

В течении нескольких лет – как раз в тот период, когда Федор почти не путешествовал приняв сан – Оскар успешно справлялся с должностью исполнительного директора Всероссийской федерации парусного спорта (ВФПС). Однако превращаться в кабинетного чиновника не собирался. Напротив, старался как можно чаще выбираться в разные российские акватории, дабы не отрываться от реалий отечественного парусного спорта.

– Оскар, наверное, трудно проводить международные регаты в России?

– В России еще с 1930 года действует запрет на проход во внутренние воды для иностранных судов. Даже для спортивных и прогулочных яхт. Когда в Санкт-Петербург проходил финал регаты Volvo Ocean Race, для каждой из восьми иностранных яхт-участниц разрешение подписывал лично председатель правительства! Хотя в наших интересах максимально упростить эту систему, чтобы стимулировать развитие российской водной инфраструктуры – яхт-клубов, заправок, кемпингов, ремонтных мастерских.

Какой вы видите выход из этой ситуации?

– Я считаю, необходимо, чтобы иностранным яхтам разрешалось свободное каботажное плавание в территориальных водах нашей страны в течение 1 месяца. Тогда мы сможем принимать у себя флот из 100 зарубежных яхт, а то и более.

– Оскар, а почему вы решили уйти из федерации? – Мне кажется, за четыре года я сделал, все что мог. Многие идеи были реализованы. Но сейчас мне хочется больше времени уделять экспедициям отца и собственным проектам. Кроме того, я организую участие российских яхтсменов в крупных международных регатах. – Можете рассказать о самых интересных гонках?

– Четыре раза я участвовал в престижной гонке Rolex Middle Sea Race (RMSR), протяженностью 600 миль. Но особенно она мне понравилась в 2012-м году, когда на старт вышло 83 яхты из 19 стран, и Россия была на третьем месте по количеству участников! Такого не было еще ни разу за всю 33-летнюю историю этой гонки. Двенадцать лодок под российским флагом, с российскими владельцами или российскими шкиперами. Причем был и стопроцентно российский вариант – лодка Артема Брума Visconte, спроектированная известным яхт-дизайнером из Нижнего Новгорода Михаилом Тихоновым (Ракета 970). Так вот, эта яхта построена в России, зарегистрирована в России, ей управлял российский шкипер и на ней собрался полностью российский экипаж!

И как в итоге выступила эта команда?

– Для самой маленькой лодки во флоте просто здорово. 18-й результат. Visconte финишировала сразу после другой российской яхты – Sailing Team Belka.

– Расскажите, как вообще развивались события…

– Несмотря на небольшие размеры бухты Гранд Харбор, все старты прошли без эксцессов. Большинство яхт, включая наш Med Spirit, одним галсом преодолела 60 миль и подошли к мысу Passero (Сицилия). Дальше перед флотом возникала необходимость решить, каким образом продвигаться к Мессинскому проливу ночью. И мы двинулись вдоль восточного побережья Сицилии, в 5-10 милях от берега, используя ночные бризы. Поначалу эта тактика себя оправдывала, но лодки, которые решили остаться в море и уйти дальше на восток существенно выиграли на этом маневре. В итоге, на рассвете мы обнаружили десятки лодок к востоку от нас, с хорошим креном двигающихся в сторону Мессины. Ближайшая к нам была 46 футовая лодка Hi Fidelity из ЮАР, которая в итоге выиграла гонку по гандикапу, при этом по факту она затратила на прохождение всей дистанции 5 дней и 18 часов, а мы 3 дня и 23 часа. Но в тот момент мы встречали наш первый рассвет рядом с южноафриканскими коллегами, и нас сильно тревожило такое диссонирующее, в плане размеров яхт, соседство – 46 футов и 92 фута!

– Следующий отрезок гонки проходил от пролива Мессина до вулкана Стромболи. Наши основные конкуренты Ran, Stig и Ericson1 придерживались генерального курса, а мы рискнули уйти на север, бросив конкурентов, но рассчитывая на более стабильный ветер. Этот маневр оправдался.

Оскар с командой

Обогнув Стромболи, мы продолжили движение на северо-запад, в то время как лодки нашего дивизиона взяли курс на запад, ближе к побережью Сицилии. В итоге, нам опять повезло. Ветер пришел с запада, и мы практически одним галсом вышли на траверс города Палермо. Тут у нас состоялась дуэль с лодкой Ran, которую мы успешно выиграли. Ran замешкался при повороте и замер с повисшим геннакером, а мы попали в полоску ветра, под чутким руководством Сергея Бородинова, и ушли в отрыв.

От северного мыса Сицилии до острова Пантелерии мы шли плотной тройкой: Ran, Med Spirit и Stig. Однако при равных ветровых условиях другие лодки оказались быстрее нашей. Нам оставалось рассчитывать только на очередной каприз природы, но на отрезке Пантелерия – Лампедуза – Мальта ветер был весьма устойчивый (8-10 узлов), и мы пришли четвертыми после Gazprom-Esimit, Ran и Stig – с результатом 3 дня 23 часа 41 минута.

При этом пятая лодка Volvo 70 E1 (Ericson1) финишировала только на следующее утро, спустя 20 часов после нас.

В целом можно сказать, что нам удалось выполнить установку шкипера Сергея Бородинова и допустить минимальное количество ошибок в сложных штилевых условиях. За исключением первой ночи, мы оказывались в нужном месте в нужное время, зачастую наблюдая, как у нас за кормой, буквально на глазах, выключался ветер…

Оставить комментарий
1
2
3
4
5
Отправить
     
Отмена

Оставить комментарий

mir-vpechatleniy.ru
Average rating:  
 1 reviews
by эмма on mir-vpechatleniy.ru

Восхищаюсь Вашими подвигами, Вашей жизнью и Вашей семьей. Храни Вас Господь.

ad