ОХОТА НА ЗАБРОШЕННЫЕ ЗАМКИ

30 июля 2020 в 14:06, просмотров: 1873

КСЕНИЯ ХАУНД: «Я ПРОТИВ РЕКОНСТРУКЦИИ, КОТОРАЯ УБИВАЕТ ИСКРЕННОСТЬ СТАРИНЫ!»

Фото: Инста-блог Ксении Хаунд Follow the Ghosts /«Следуя за призраками»

Современный интернет-пользователь напоминает дайвера, погружающегося в бесконечный инфоокеан, перманентно пополняющийся новыми течениями – каналами, соцсетями – с импульсивно множащимися видами и породами обитателей – авторами, командами, идеями, проектами, разновидностями контента. Глаза и мысли разбегаются от обилия порталов, сайтов, аккаунтов и прочей инфоживности, стремящейся захватить внимание блуждающего странника. Однако удержать его надолго при такой перенаселенности удается лишь самым интригующим представителям интерактивной фауны. И именно к таковым относится Инстаграм-блог Follow the Ghosts («Следуя за призраками») Ксении Хаунд – современной Алисы, создающей собственную Страну Чудес.

Фото: Инста-блог Ксении Хаунд Follow the Ghosts /«Следуя за призраками»

 Автор: Елена ШПИЗ

КОМАНДА СЧАСТЬЯ

Ксения Хаунд (Ksenia Hound) – француженка из Карелии, превратившая свою жизнь в «охоту» на заброшенные замки и разделяющая каждую минуту своих  поисков с романтично любимым супругом Вадимом (Vad Him) и хранительницей семейной команды собакой Герой. Эта прекрасная троица наслаждается жизнью как единый счастливый  организм. Ребята настолько искрометно и легко несутся в потоке собственных приключений, что невольно вовлекают в свой импровизированный детектив тысячи людей, накрепко зацепленных уникальными фотографиями, таящими проникновенные сюжеты.

Фото: Инста-блог Ксении Хаунд Follow the Ghosts /«Следуя за призраками»

Творческое единство с мужем Ксения утонченно передала в эпиграфе к одному из постов, процитировав Макса Фрая (то бишь Светлану Мартынчик и Игоря Стёпина, творящих под этим псевдонимом, трактуемым, в частности, как max frei – «максимально свободный»): «Как-то легче дышится, когда точно знаешь, что в мире есть другие такие же придурки. Моей крыше приятно съезжать в сопровождении чужих крыш, выбравших примерно то же направление движения».

Фото: Инста-блог Ксении Хаунд Follow the Ghosts /«Следуя за призраками»

Стоит открыть инста-аккаунт Ксении, как возникает ощущение, будто переносишься в особую реальность современной Алисы. Еще в детстве в ее сознании схлестнулись сермяжная реальность родного Петрозаводска и сказка окружающей его карельской природы. И в этой термодинамике эстетических противоречий формировалась созидательная личность этой лесной феи с зелеными волосами, притягивающими близких по духу и отпугивающих чуждых по натуре людей.

По личным жизненным причинам Ксения долгое время фактически разрывалась между Гавром и Петрозаводском, но постепенно превратилась во француженку, окончательно перебравшись на побережье Ла-Манша. При этом душа ее накрепко связана с Карелией прочными корнями любимых лесов.

Фото: Инста-блог Ксении Хаунд Follow the Ghosts /«Следуя за призраками»

⠀⠀ОТ ПЕТРОЗАВОДСКА – ДО ГАВРА

 Елена Шпиз: Представляю, как непросто Вам было ассимилироваться в другой стране, тем более, изначально не зная языка. И все-таки Вам это удалось – сумели ощутить Францию «своей». Но все-таки, признайтесь, скучаете по Карелии, накрывает порой желание вернуться в Петрозаводск, кстати говоря, отдаленно напоминающий Гавр своей лаконичной урбанистичностью?

Ксения Хаунд: Почему-то начинаю скучать по дому, только когда нахожусь вдалеке от него. И каждый раз поражаюсь, когда возвращаюсь: кругом такая запущенность, облезающая краска  фасадов уставших многоэтажек, всюду мусор. Радоваться получается только за городом, когда вокруг мои леса, озёра, речки, болота! Карельская природа – вот то, по чему я действительно скучаю! Во Франции осенью тоже всё становится дождливо-туманно-депрессивным, атмосфера – кайф! Какое же удовольствие снимать в такое время заброшенные замки!

Елена Шпиз: Расскажите немного про Гавр? Как Вам там живется-ощущается?

Ксения Хаунд: Когда впервые приехала в Гавр, испытала сильнейший диссонанс: вообще не поняла, куда попала. Это какой-то совсем нетипичный для Франции город. Вместо ожидаемых замков и старых зданий – заводы, трубы, порт, памятник в виде скреплённых арками разноцветных грузовых контейнеров. Во время Второй мировой войны город был полностью разрушен, и архитектору Огюсту Перре предстояло в кратчайшие сроки его восстановить. В итоге, строительство производилось быстро и экономично – фактически, из собственных обломков. При этом все выдерживалось в едином стиле. Даже городская церковь Saint-Joseph идеально вписалась в строгий железобетонный сюжет, несмотря на 120-метровую высоту, благодаря которой отлично просматривающаяся из любой точки Гавра, а ночью служит маяком для приближающихся судов. Лишь старинный собор Cathédrale Notre-Dame 1536 г., чудом уцелевший в войну и впоследствии реставрировавшийся в течении 30 лет, остается единственным хранителем местной архаики, оставшейся от прежнего «маленького Парижа». Признаться, никогда не думала, что смогу полюбить этот город, особенно, после жесткого диссонанса первых впечатлений. Но чем больше привыкала к ясной геометрии улиц, прогуливалась до моря и сидела на пляже, тем глубже проникалась Гавром. И теперь, независимо от личных мотивов, привлекших меня сюда,  могу сказать, что этот город один из тех, которые, если полюбишь, то – навсегда.

Фото: Инста-блог Ксении Хаунд Follow the Ghosts /«Следуя за призраками»

«И МЕНЯ ЗАХВАТИЛО…»

 Елена Шпиз: Ваше увлечение поиском заброшенных домов весьма необычно и таинственно. Признаться, оно очень интригует. Расскажите, с чего все началось?

Ксения Хаунд: Я с детства любила исследовать новые места. А лет с шести, или даже раньше, стала придумывать короткие рассказы, мечтала стать писателем. Правда, потом все это забросила и выучилась на эколога-биолога. Причем в этой профессии тоже не осталась, хотя считаю, что полученное образование мне по-своему пригодилась. В итоге я стала фотографом и гидом по Карелии. А несколько лет назад по личным причинам переехала во Францию, и вся моя жизнь «обнулилась». Пришлось искать себя заново, и я интуитивно вернулась к тому, что влекло с детства: снова начала исследовать и писать, но при этом дополнила все это фотографией!

Ксения Хаунд: Я и в России иногда посещала заброшенные места, но тогда не вкладывала в это особого смысла. А когда переехала во Францию, мой мужчина однажды предложил посмотреть заброшенное здание старинного банка, и от увиденного я испытала такой всепоглощающий восторг, что, в сущности, это предопределило мою дальнейшую судьбу! И когда мы потом на выходные отправились смотреть замок, который тоже оказался заброшенным, меня окончательно затянуло! С того момента я уже просто не могла остановиться: взахлеб фотографировала заброшенные места и выкладывала снимки в блог Инстаграм и на наш с мужем Ютуб-канал Follow the Ghosts («Следуя за призраками»). Самое удивительное в заброшках то, что никогда не знаешь, что увидишь за следующей дверью. Это всегда сюрприз. Как и в жизни.

Мы с мужем постоянно колесим на машине по Франции и другим странам, и заметили, что людей всё больше привлекают загадочно-меланхоличные покинутые здания. Вероятно, они будоражат воображение каким-то особым величием.  Людям хочется узнавать их настоящие истории, и я ищу их, а потом делюсь в своем блоге. Это на самом деле счастье – заниматься тем, что нравится! Спасибо любимому, что всячески меня поддерживает, соглашается таскаться со мной по глухим деревням, сумеречным лесам с кабанами и заброшенным домам с психопатами. Бесценно, когда хобби общие. Самое классное – делиться своей радостью с человеком, который тебя понимает. Иначе радость неполноценна.

Фото: Инста-блог Ксении Хаунд Follow the Ghosts /«Следуя за призраками»

 «ОБОЖАЮ ХОДИТЬ ПО ГРУСТНЫМ, ЗАБРОШЕННЫМ МЕСТАМ…»

Ксения Хаунд: Меня часто спрашивают, какого мне ходить по грустным заброшенным местам, где когда-то кипела жизнь, а сейчас обваливается потолок, и все владельцы давно умерли. Так вот – я это просто обожаю, иначе бы не ходила!  Более того, переполняюсь позитивными эмоциями, если место действительно интересное. И мне совсем не грустно на это смотреть, даже наоборот – станет жалко, если колоритную разруху начнут восстанавливать. Я люблю все эти места именно такими: увядающими, опустошенными, но наполненными сущностью. В прекрасных заброшках есть только одно, что не просто огорчает, а прямо-таки разрывает душу – вандализм! Какая-то ошалелая, агрессивная жажда разрушения в головах отморозков, которую вообще невозможно понять!

Елена Шпиз: Что происходит потом – когда Вы покидаете обнаруженные заброшенки? Не угнетает чувство, что они снова погрузятся в забвение?

Ксения Хаунд: Обычно нет, я уже привыкшая. Некоторые заброшки зацепляют особенно глубоко, и к ним хочется возвращаться ещё и ещё. Но, к сожалению, бывает настолько грустно смотреть, во что они зачастую превращаются из-за вандализма, что у нас даже появилось негласное правило – не возвращаться в места, ставшие особенно дорогими – чтобы не расстраиваться. Так произошло и с тем самым заброшенным банком, который сыграл столь значимую роль в нашей с мужем жизни. Когда мы увидели его впервые, он представлял собой невероятно изящное трехэтажное здание 1882 г. постройки с лепниной и небольшими фигурами на фасаде. Выглядел как богатый особняк. На первом этаже – приемный зал с длиннющим столом и стеклянным потолком в виде пчелиных сот; на втором – офисы; на третьем – жилые апартаменты хозяев со спальнями и санузлами. А в подвале находился огромный сейф с круглой дверью, решеткой и кучей банковских ячеек. К сожалению, когда мы вернулись в это потрясающее место спустя полтора года, обнаружили, что заднюю часть здания попросту снесли, от впечатляющих интерьеров остались только голые стены, круглую дверь от сейфа стащили, а хитро замаскированные тайные ходы распотрошили вандалы. При этом основной вход в хранилище вообще перестал существовать, в результате чего обнажился потайной вход в виде маленького лаза в стене подвала, позволяющего мгновенно проникнуть в денежное хранилище. В целом же почти ничего не осталось от изящного, глубоко продуманного, необычного здания, кардинально отличавшегося от бездушных коробок современных банков.

Фото: Инста-блог Ксении Хаунд Follow the Ghosts /«Следуя за призраками»

«Я – ПРОТИВ РЕКОНСТРУКЦИЙ ЗАБРОШЕННЫХ ЗАМКОВ!»

 Ксения Хаунд: На самом деле, я скорее против реконструкции заброшенных замков, которые ещё более-менее сохранились. Они прекрасны именно такими, какие есть! А все эти новые материалы, электричество, провода, розетки, развешенные всюду камеры совершенно убивают атмосферу, хранимую веками. К примеру, внутри одного заброшенного замка  вырос могучий лес. Но когда под его фотографии посыпались комментарии: «Этот замок нуждается в восстановлении!»; «Вот бы его отреставрировать!», мне так и захотелось возразить, что любая реконструкция уничтожит весь шарм этого волшебного места, превратит замок в одно из множества подобных сооружений, где так любят проводить винные дегустации для богатеньких туристов, в то время как сейчас эта лесная крепость на воде совершенно уникальна, и проросшие в ней деревья надежно держат оборону.

Фото: Инста-блог Ксении Хаунд Follow the Ghosts /«Следуя за призраками»

Однажды в Карелии мы фотографировали Церковь Рождества Христова 1913 года постройки, и вдруг к нам подошла местная женщина и выразила недовольство: «Все только снимать приезжают, восстановили бы лучше!» Ну а что поделать, если мне, правда, больше нравится так – когда заброшено, когда все дышит искренней стариной!!!

Елена Шпиз: Сейчас популярно собирать деньги на реставрацию старинных замков с помощью краудфандинга – когда люди скидываются кто по до доллару, кто по сто и в короткие сроки набирается нужная сумма. По крайней мере я писала о нескольких таких проектах. А как Вы относитесь к подобным начинаниям?

Ксения Хаунд: Чаще всего наследники действительно не имеют средств на содержание и восстановление огромных замков. Это долго, сложно, очень дорого. Восстановление требует специальных технологий с использованием материалов, соответствующих историческим. Поэтому для многих хозяев проще оставить всё, как есть. Если же наследников нет, замок переходит городской коммуне, у которой тоже отнюдь не всегда имеются ресурсы на реконструкцию заброшенки. Иногда замки успевают разрушиться за время бесконечных разбирательств между потенциальными наследниками, которые могут судиться десятилетиями. Иногда замки покупают банкроты или люди, вынужденные эмигрировать. Но, прежде чем сожалеть о заброшенных замках Европы, давайте вспомним о Родине: разве судьба покинутых и забытых усадеб и монастырей России радостней? Ведь большинство из них разрушаются точно так же. Се ля ви… А, может, все-таки, нет?

Фото: Инста-блог Ксении Хаунд Follow the Ghosts /«Следуя за призраками»

НАСТОЯЩАЯ ОХОТА!

Ксения Хаунд: Самое прекрасное, когда получается находить уникальные заброшенные места, просто проезжая мимо.

Елена Шпиз: Можно ли сравнить Ваше необычное исследовательское  увлечение со своего рода охотой? Ведь даже тех, кто ищет трюфели, называют охотниками, которые испытывают непередаваемые ощущения, когда находят ценный гриб… А тут – целый замок…

Ксения Хаунд: Да, на самом деле так и есть! Мы тут охотимся на всё: на интересные места, на необычные ракурсы для фото, на таинственные истории. Причем поиск подобных мест может оказаться очень долгим, и чем он сложней – тем сильней потом наслаждаешься находкой, тем она становится ценнее.

Елена Шпиз: Заброшенные места словно обладают двойной сущностью – живой и потусторонней. Пока они покинуты и подвержены разрушению, – кажутся останками интереснейших человеческих историй, возможно счастливых, возможно, полных драматизма; но в тот момент, когда Вы их находите, они, вероятно, по-своему оживают, будто рассказывают Вам о своей судьбе?

Фото: Инста-блог Ксении Хаунд Follow the Ghosts /«Следуя за призраками»

Ксения Хаунд: Во многих местах можно узнать их историю по оставшейся одежде владельцев, фотографиям, письмам, календарю на стене. Вещи говорят сами за себя. Я верю в существование энергии, в то, что каждое пространство, в котором мы находимся, пропитывается нашими мыслями и эмоциями. И даже, когда мы уходим, они остаются. Думаю, каждый, входя в заброшенное помещение, бессознательно понимает, где хорошо и куда хочется возвращается, а где плохо, и откуда хочется поскорей исчезнуть. И вот когда что-то странное происходит в заброшках, я ищу тому объяснение.

Елена Шпиз: Вы назвали проект «Следуя за призраками». Может быть, расскажете о встречах с потусторонними силами?

Ксения Хаунд: Привидений как таковых я ещё не встречала, но странные моменты случались. К примеру, синхронно переставали работать камеры. А однажды мы услышали странный повторяющийся звук в подвале заброшенного дома, а когда спустились туда – звук неожиданно стих. Однако, стоило нам подняться на первый этаж, стук возобновился. Случалось и такое, что, как только мы выходили из замка, чтобы сфотографировать его снаружи, внутри начинали падать какие-то предметы…

Елена Шпиз: Какие ощущения возникают, когда впервые проникаешь в многовековой заброшенный замок?

Ксения Хаунд: Во-первых – радость, что я его нашла, что он все ещё существует! Во-вторых – смесь приключения от проникновения в сложнодоступное место и удовольствия от посещения естественного музея, в котором без всяких препон можно рассмотреть  исторические элементы быта, старинную мебель, фрески. Часто представляешь хозяев, изучая принадлежащие им предметы, письма. Детали складываются в голове как паззл. В-третьих – окунаешься в атмосферу самого места: фантазируешь и немного грустишь. А в целом переполняешься невероятным микстом чувств и ощущений, на который здорово подсаживаешься!

Фото: Инста-блог Ксении Хаунд Follow the Ghosts /«Следуя за призраками»

Елена Шпиз: Бывает ли Вам иногда не по себе или даже страшно, когда оказываетесь в домах, пустующих веками?

Ксения Хаунд: Да, иногда становится не по себе. Не знаю точно, с чем это может быть связано – с энергетикой пустующего дома или совокупностью обстоятельств и настроений, через которые мы прошли, чтобы в него попасть. Но так или иначе, есть места, в которых чувствуешь себя комфортно и можешь оставаться долгое время, а есть те, из которых хочется бежать без оглядки. Если заброшенный дом или замок  находится в аварийном состоянии, чувствуешь волнение и адреналин, понимая, что придется проявлять максимальную осторожность. Но когда попадаешь внутрь – испытываешь облегчение, удовлетворение, просто непередаваемый восторг. Если же место кажется слишком страшным и опасным, мы туда просто не идём – себе дороже!

Елена Шпиз: Существует ли какой-то алгоритм поиска заброшенных замков?

Ксения Хаунд: Я обычно не раскрываю своих методов и координат заброшек, потому что любое информирование о них, как ни печально, приводит к их неизбежному разорению. Увы, мы слишком часто в этом убеждались, навещая любимые замки и дома. По поводу же самих поисков скажу только, что это процесс довольно долгий и трудоёмкий, если, конечно, вы случайно не увидели такое чудо из окна машины. Иногда на поиск объекта уходят недели, даже месяцы. Интересные места я ищу везде: в Интернете, в книгах, на картах, просто езжу на машине в неисследованные области. Иногда натыкаюсь на них даже в рекламных брошюрах.

Елена Шпиз: Можете рассказать про суровые испытания, с которыми приходилось сталкиваться во время поисков?

Ксения Хаунд: Иногда бывает так, что отправляешься на поиски интересного заброшенного объекта за сотни километров, наконец, находишь его, а он оказывается уже незаброшенным. Или наглухо заколоченным. Или вообще снесённым. Сложность состоит в том, что ты никогда не знаешь, сможешь ли попасть в искомое место. Иногда мы долго идём по лесу через речки и болота, карабкаемся по горам. При этом стараемся не попадаться на глаза местным жителям, которые могут принять нежданных гостей за воров или вандалов, и вызвать полицию. Однажды мы искали заброшенный особняк прямо посреди леса, и пришлось играть в кошки-мышки с местными охотниками и их собаками, желающими оградить этот дом от незваных посетителей. Мы тогда пробирались через бесконечное поле кукурузы и слышали за спиной собачий лай. Адреналину было выплеснуто немало! Однако особняк того стоил.

Елена Шпиз: Случаются ли порой моменты отчаяния, когда хочется все бросить?

Ксения Хаунд: Как и в любой работе. Первый год мой блог не приносил никакого дохода, и иногда я спрашивала себя: «А зачем тогда этим заниматься? Может, сосредоточиться на чём-то более выгодном?» Но дело было в том, что мне действительно всё это нравилось, и я готова была ездить по заброшенным зданиям, даже если бы мне никто за это и не платил. Наверное, именно эта мысль помогла мне не сдаться и продолжить своё дело. А сейчас, когда я получаю множество положительных откликов на свою работу, это мотивирует меня ещё больше.

Фото: Инста-блог Ксении Хаунд Follow the Ghosts /«Следуя за призраками»

Елена Шпиз: Но ведь Вы не только заброшенные замки посещаете. Бываете и в таких местах, как Долина Святых в Бретани?

Ксения Хаунд: Долина Святых – историческая холмистая местность, овеянная легендами. Проект осуществляется с 2008 года, его основная цель –  создание местного «острова Пасхи». Сейчас тут можно увидеть порядка 100 четырехметровых фигур из местного гранита, созданных бретанскими скульпторами. Но каждый год их число будет пополняться 15-20 новыми статуями, и в конечном достигнет 1000. Более 15 веков назад все эти святые, почитаемые в Бретани, хотя большинство из них так и не были не признаны Ватиканом, прибывали сюда с островов проповедовать Евангелие. Наиболее известные из них – Святой Мало и Святой Бриак, вошедшие в число Семи Основателей Бретани. Фигура каждого святого связана с местными легендами, в которых фактически смешались три культуры: кельтская, галло-римская и христианская.  

ТЕРАПИЯ ЗАБРОШЕННЫХ МЕСТ

Елена Шпиз: Мне почему-то кажется, что Ваше увлечение многому учит, это так?

Ксения Хаунд: Поиски заброшенных замков – невероятно эффективная терапия от накопительства. Когда видишь горы бессмысленного барахла, остающегося после смерти людей, невольно задумываешься, так ли оно было нужно им при жизни? Иногда после посещения заброшек, я начинаю избавляться от вещей, которыми не пользуюсь. Особенно из неэкологичных материалов. Плюс к тому задумываюсь над каждой покупкой. Правда, остается страсть к технике и книгам. У меня сейчас  два фотика, а я хочу и третий, и четвёртый… Однако стоит посетить какой-нибудь старинный домик, забитый вещами – сразу отпускает. Кроме того, посещение заброшек учит неплохо логически мыслить и замечать мелочи. При этом оттачиваются и фото-навыки, поскольку часто приходиться работать в сложных условиях и адаптироваться к ним.

Елена Шпиз: Знаете, Ксения, Ваш история настолько вдохновляет, что невольно задумываешься о перспективах собственной жизни.

Ксения Хаунд: Как показывает мой опыт, иногда все-таки очень полезно «обнуляться»…

ДРУГИЕ ИНТЕРЕСНЫЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: 

Оставить комментарий
1
2
3
4
5
Отправить
     
Отмена

Оставить комментарий

МИР ВПЕЧАТЛЕНИЙ
Average rating:  
 0 reviews
ad