ИЛЬЯ ЛЕГОСТАЕВ: ОТКРОВЕНИЯ СЧАСТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА

Обновлено 15 марта 2018 в 20:30, просмотров: 9236

ИСТОРИИ ПУТЕШЕСТВИЙ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА «МК – БУЛЬВАРА» 

ИЗВЕСТНЫЙ ЖУРНАЛИСТ, ТЕЛЕВЕДУЩИЙ И МУЗЫКАЛЬНЫЙ КРИТИК ИЛЬЯ ЛЕГОСТАЕВ РАССКАЗАЛ О ВЫБОРЕ МЕЖДУ ГАЗЕТОЙ И ТВ, ПРЕВРАЩЕНИИ ИЗ СВЕТСКОГО ТУСОВЩИКА В ИДЕАЛЬНОГО СЕМЬЯНИНА И ЛЮБИМЫХ МАРШРУТАХ ДЛЯ ПУТЕШЕСТВИЙ  ПО МИРУ.

В прошлом году «МК-Бульвар» отметил 20-летие, и лишь немногим старше выглядит его главный редактор Илья Легостаев, непринужденно взмахнувший на медийный олимп в качестве ведущего «Акул пера» еще аж – страшно сказать – в 1995-м году, то бишь за два года до рождения популярного еженедельника…

 Текст: Елена ШПИЗ

Какая-то удивительная юность и беззаботность взора присуща этому на редкость приятному представителю современного шоу-бизнеса, которому всегда удавалось жить с улыбкой и подниматься наверх, никого не спихивая вниз. И успех всегда сам шел ему навстречу с дружеским рукопожатием. 

Ну вот скажите, многих ли вы знаете выпускников Московского инженерно-строительного института им. В. В. Куйбышева (ныне Московского государственного строительного университета),  завоевавших потом сумасшедшую популярность в качестве любимого музыкального критика всея Руси?

Легостаев будто родился в телевизоре: стоило дойти до подходящей телестудии, и вот тебе, пожалуйста – достойное трудоустройство к вашим ногам. Как говорится, прощайте инженерно-строительные перспективы. Стоило Илье улыбнуться в кадр, как его ‒ без всякого блата ‒ с руками и ногами там же и оставили. Поначалу, в качестве корреспондента «Музобоза», ну а потом – пошло-поехало-полетело… 

ВЫБОР В ПОЛЬЗУ «МК»

Любопытно, что Илья Легостаев проникся журналистикой отнюдь не в годы беззаботного студенчества в светской Москве, а уже после института, во время службы в армии, где успешно справлялся с бравой подачей армейских новостей в отчетной стенгазете. Причем полученного опыта оказалось достаточно, чтобы в 1992 году его взяли в САМ «Московской комсомолец» в качестве обозревателя «Звуковой дорожки». Год спустя к этой статусной позиции добавилось корреспондентство в «Музобозе», а в 1995-м Илья стал ведущим в знаковом телешоу «Акулы пера», не забытом до сих пор.

Впрочем, несмотря на всю свою телевостребованность, Легостаев по сей день предан «МК». Даже сейчас, будучи главным редактором «МК-Бульвара», продолжает вести в еженедельнике свою коронную рубрику «Полиция моды», остроумно и по существу комментируя наряды звезд, а кроме того, по-прежнему радует искрометными шедеврами почитателей «Звуковой дорожки».

Комментарий Ильи Легостаева в рубрике «Полиция моды» об эпатажном прикиде Дмитрия Марьянова…

«Не исключено, что такой хвост подается к мотоциклу. Дмитрию не откажешь в байкерском шарме, но джинсы, обувь, рубашка и даже бандана все-таки слишком мирные на фоне хвоста, который рвется в бой.»

Некоторое время назад я случайно наткнулась на программу «Модная полиция» на телеканале «СТС Lovе». Уж не знаю, кто, конкретно, слямзил идею популярной рубрики «МК-Бульвара» для сомнительных эфиров, однако теперь в этой чудо-передаче одни чудовищно одетые персонажи бездарно смеются над другими и даже не стесняются обвинять кого-то в плагиате, видно, подзабыв посмотреться перед этим в зеркало.  

Елена Шпиз:  Признайся, тебе не обидно, что вашу прекрасную идею так нагло стащили, да еще и опошлили до невероятности?

Илья Легостаев: Нет, нисколько, я считаю, что это общее медийное пространство, и каждый может делать там все, что угодно.

– То есть можно спокойно воровать чужие идеи?

– Главное, делать это так, чтобы получалось здорово.

– Но тут-то явно не очень здорово получилось…

– В этом вся и проблема. Если получается повторить и при этом внести какой-то свой смысл, и сделать это интересно, то ради Бога. А если нет…

– Не логичнее ли было предложить вести эту программу тебе – в качестве телеверсии рубрики «МК-Бульвара»?

– Нет, потому что это не совсем тот формат, в котором мне бы хотелось участвовать в телевизионном производстве.

– А в каком бы хотелось?

– Я сейчас с удовольствием веду программу в ретро-стиле «Песня с историей», она больше такого музыкально-глубоковедческого свойства. Оригинальные эфиры выходят на канале «Москва. Доверие», а повторы на «России-1». Это предложение было мне на самом деле интересно, тем более, что оно поступило от продакшн, с которым мы работали много лет.

Лирическое отступление

После встречи с Ильей я с удовольствием посмотрела «Песню с историей». Причем удачно попала на свою же любимую песню «Кружит земля как в детстве карусель…» Максима Дунаевского из музыкального фильма «Мери Поппинс, до свидания!», которой впервые показали 33 года назад. А песню-то и сегодня во всех караоке поют люди любого возраста, от с 16-ти до 60-ти и старше, причем слова многие знают наизусть…

С коронно-легкой подачи Ильи название программы наполнилось живой и в самом деле интересной сутью, благодаря богатой фактуре материала. Так что остается только порадоваться и за самого ведущего, и за нашего не избалованного телезрителя, которому в кои-то веки повезло…

 Вернемся, однако, к интервью…

Елена Шпиз: Помню такой момент: ты вел утренний эфир на НТВ, и получалось у тебя весьма симпатично, но когда встал вопрос выбора, ты предпочел «Московский комсомолец». Это было связано с привязанностью к «МК» или, по сути, предпочитаешь печатный формат?

Илья Легостаев: Телевидение – это сложный вид спорта, в котором очень важны люди, с которыми ты работаешь. Во всем, что касается печати, если что-то не выходит, виноват ты сам. Ты что-то не додумал, не доделал, не правильно подал в своем собственном материале. А в телевизоре ты можешь выглядеть идиотом только потому, что у кого-то было плохое настроение.

‒ Но ты-то никогда не выглядел идиотом!

‒ Просто я всегда работал только с теми людьми, которым доверял. В принципе, моя жизнь на телевидении продолжается, есть проекты, предложения, но я в этом деле очень избирателен и острожен. Мне никогда не хотелось впрягаться в какой-нибудь дико большой проект, потому что это забирает невероятное количество времени. Ящик – это вообще такая среда, которой нужно отдаваться беспредельно. Там нет ни выходных, ни, толком, отпусков. Если работать над чем-то значимым, то это может съесть со всеми потрохами.

‒ Далеко не всем удается быть такими обаятельными, чтобы настолько любила публика, а у тебя явно есть такой талант. Многие думают, что каждый человек, который окунается в шоу-бизнес, амбициозен и рвется именно в «ящик». А ты какой-то очень необычный в этом смысле человек, в том плане, что какой-то очень скромный…

‒ Ну, сказать по правде, я-то в свое время появился на пороге программы «Музобоз» исключительно с целью получить вторую зарплату. Но когда уже появились проекты типа «Музыкальных новостей» и «Акул пера» мне стало интересно показать то, что показывают не очень часто. Даже те же программы «Акул пера», посвященные поп-музыке, то что мы сумели пропихнуть в эфир крайне альтернативного тогда Макса Покровского из «Ногу свело» и инфернальное шоу Паука из «Коррозии металла» – то есть вещи раритетные, которые тогда в принципе для телевизора не были предназначены. Мы это сумели показать в прайм на популярном в те времена канале и появилось какое-то брожение в умах, потому что выглядело это очень непривычно. Никто не знал, что есть такие люди, что они могут делать вот такую музыку и могут вот так общаться с прессой. Поэтому меня интересовали именно такие моменты – поделиться теми вещами, о которых именно ты знаешь и о которых не все могут догадываться.  И когда это получалось, я всегда был очень доволен.

ДРАЙВ И СВОБОДА «ЗВУКОВОЙ ДОРОЖКИ»

‒ В принципе, близкими вещами ты занимался и в самом «МК»…

‒ Да, «Звуковая дорожка». Опять же, у меня была такая возможность, у меня были совершенно развязаны руки – представлять разные альтернативные музыкальные секторы, бывать на концертах, которые проводились не для массовой публики, слушать музыку, которая создавалась не для очень массовой публики и писать об этом в очень массовой газете, что конечно было очень круто. Но это делалось в такие времена, когда страсти по музыке были настолько большими, что редколлегия, руководство понимали, что это нам обязательно нужно, чтобы быть газетой действительно для всех. Мне это очень нравилось и продолжает нравится, но, к сожалению, пришлось от музыки уйти и переключиться на светскую жизнь.

А тебе не кажется, что этот ажиотаж утих, потому что стало меньше тех личностей, которые хочется открывать? То есть, те, кто есть, они уже есть, они уже состоялись, на их концерты кто-то ходит, кто-то нет, но их уже открыли, а вам с Артуром Гаспаряном всегда нравилось «право первой ночи». Я помню, Савичеву, например, и как мы сидели вместе в кафе «МК», когда вы как раз занимались ее «открытием» для широкой публики.

‒ Ну да. В той же Западной Европе, Великобритании считается, что самые крутые группы те, которые новые.

Они интересны во всяком случае. А сейчас все знают великую певицу Олю Бузову, у которой 10 миллионов подписчиков – вот уж, действительно, «открытие» нашего времени…

‒ Ну, к сожалению, у нас страна повального ретро, поэтому публику всегда нужно подталкивать к чему-то новому. Но с некоторых пор в медиа, конечно, сменились правила игры, поэтому практически все – и печатные ресурсы, и Интернет-ресурсы, и телевидение, и радио стараются в первую очередь услужить и с высунутыми языками пытаются делать потребителю приятно. Раньше мы показывали людям фокусы – умели пощекотать нервишки. А сейчас это считается не очень правильным. Нужно быть очень понятными, очень простыми, брать какими-то очень примитивными броскими заголовками…

‒ Ты хочешь сказать, что система медиа сейчас стала давить на авторов?

‒ Безусловно, конечно.

‒ То есть раньше было больше свободы?

‒ Гораздо! У нас были совершенно развязаны руки. А сейчас не совсем музыкальное время. Сейчас время интернета. Раньше, для того, чтобы заниматься музыкой, нужно было вклиниться в довольно дорогостоящую машину, нужно было убедить авторитетных людей, что то, что ты запишешь, кому-то интересно. Потому что вся эта тема с освещением в прессе – довольно дорогая. И был четкий отбор: кто будет писать, кто будет записывать, кто будет петь. Сейчас все это существенно упростилось. Альбом можно записать у себя на кухне, и многие этим грешат. Поэтому альбомов слишком много, и интересны они ровно в то время, в которое ты их слушаешь. Потом они просто улетают из головы.

‒ А тебе не кажется, что существует феномен, о котором имеет смысл сказать: скажем идешь по переходу и видишь ребят лет по семнадцати, которые самозабвенно поют Виктора Цоя или «Наутилус Помпилиус»? Получается, эти вещи – настоящая, не только не неустаревающая, а даже, напротив, молодеющая классика?

‒ Снова появился лозунг: «Мы ждем перемен!» Поэтому вся эта музыка каким-то образом возникла. Это, конечно, довольно светлая ностальгия, потому что это часть нашей истории, когда было многое можно.

‒ Прямо такое путешествие во времени…

‒ Абсолютно! Все это вспоминают с большим удовольствием. Более того, все кто родился после того, как эти люди перестали музыкально функционировать, слушают эту музыку и понимают, насколько просто и ясно она была сделана.

‒ … и ведь здорово сделана!

‒ Насколько было сказано мало, но насколько достаточно…

‒ И весомо…

‒ Сейчас так не получается. А если и получается, то очень не у многих.

‒ Очевидно, что ты человек, склонный к развитию, явно не из тех, кто способен застопориться на чем-то невнятном. Какие цели и интересы у тебя сейчас имеют место быть?

‒ Ну, в первую очередь, я все-таки муж и отец!

КАК ТУСОВЩИК ПРЕВРАТИЛСЯ В ИДЕАЛЬНОГО СЕМЬЯНИНА

‒ Создается ощущение, что если раньше в шоубизе исключительным трендом были бесконечные тусы, то теперь даже самые крутые, мегататуированные рэперы гордо носят обручальные кольца и счастливо разъезжают по городу с детскими креслами в автомобилях…

‒ Исполнять танцы на барной стойке после 35-ти это, конечно, забавно, но требует изрядной силы воли. Со временем она заканчивается. И потом, когда у людей появляется семья, то становится понятно, что вы должны довольно ответственно себя вести, потому что от вас многое зависит. Детей нужно не только кормить, одевать, образовывать и так далее, но еще и подавать им пример. И поэтому, прежде чем открыть рот и что-то сказать, прежде чем что-то сделать, нужно подумать, как это воспримут со стороны. Потому что, как правильно сказал в каком-то интервью Сергей Шнуров, когда ты «в кашу» в 25-ть, это прекрасно, когда ты «в кашу» на улице в 45-ть – появляются вопросы.

‒ Причем не самые приятные! Ну а будущее своих детей как ты видишь – в своей профессии, или предпочитаешь, чтобы они занимались чем-то другим?

‒ Ну об этом, наверное, немного рано еще думать. Хотя старшей, Дарье, уже 14, и она с удовольствием рисует. Однако очень сложно понять, чего дети на самом деле хотят. Иногда у родителей появляются иллюзии, что уж им-то точно понятно, чем нужно действительно заниматься, что это принесет успех и удовлетворение. В действительности же, все может оказаться совсем не так. Так что, я думаю, надо, в первую очередь, следить, чтобы дети не вредили себе, а приносили побольше пользы.

‒ Кому – родителям?

‒ В первую очередь, себе! Ели человеческую еду, получали образование, ну и как-то пытались отличить то, что они могут сделать, от того, что им не по силам.

‒ Насколько я понимаю, твоя супруга Татьяна к творчеству никакого отношения не имеет?

‒ Да, она из мирной жизни. Наша работа связана с какими-то повышенными страстями и нервами, и мне кажется, если все это будет переходить в семью, то, да, вы, конечно, будете друг друга понимать…

‒ … и даже пожимать друг другу руки перед сном…

‒ …но иногда все-таки нужно переключаться.

‒ Хочется новых эмоций, чтобы возвращение домой не превращалось в продолжение рабочего дня?

‒ Именно так! И потом, журналисты отличаются жутким вампиризмом. Подпитываясь идеями друг друга, они иной раз начинают даже ревновать к успехам друг друга, и я это всегда очень хорошо чувствую и, возможно, кому-то это очень даже нравится, но это точно не для меня.

О ЛЮБВИ И ПУТЕШЕСТВИЯХ

‒ Уверена, ты любишь путешествовать! Это ведь лучший источник новых эмоций…

‒ Не сказал бы, что я легкий на подъем человек. Точно не из тех, у кого дома всегда стоит собранный чемодан. Типа, я нашел дешевые билеты, виза есть – нет проблем. Ну все ‒ поехали! Нет, наверное, ко мне это не относится. Особенно, в последнее время. Я все-таки не очень люблю далекие расстояния. Мне нравится то, что поближе и то, что не связано с каким-то диким изменением климата. Я очень умеренный путешественник. Не чувствую себя комфортно в самолете. Не то, чтобы боюсь, мне просто не нравится сама идея. Хотя, конечно, все равно по несколько раз в год путешествую – иногда по казенным делам, ну и, конечно, по отпускным.

‒ Наверняка, таким образом появились любимые места?

‒ В 90-х мне казалось, что я бесконечно часто могу возвращаться в Великобританию. Но с тех пор цены в стране изменились в какую-то очень неприятную сторону, и я, конечно, понимаю, что теперь такая поездка – это, скорее, разовое удовольствие. И тот Лондон, который мы знали в 90-х, его уже больше нет.

«ЛАТВИЯ – РОССИЯ МЕЧТЫ»

Посещения Harrods проходят уже не так легко?

‒ Ну да, зато я могу регулярно, почти каждый год, а то и чаще, бывать в Прибалтике. Меня радует, что там не происходит ничего особенного. Там очень спокойно. Грубо говоря, Латвия мне нравится в большей степени, чем Литва и Эстония, потому что она чем-то очень похожа на Россию. Есть довольно большой общий культурный контекст. Нам в них многое понятно, им в нас многое понятно. И так получается, что это такая своеобразная Россия мечты, в которой есть приятное море, свежайший воздух, очень неспешный образ жизни, европейская добропорядочность. Плюс, в Латвии очень многие говорят по-русски, и ты чувствуешь себя очень комфортно в своей языковой среде. Поэтому я очень хорошо понимаю людей, которые покупают там недвижимость и регулярно туда отправляются.

‒ Там нет негатива по отношению к нашим соотечественникам?

‒ Я был там пару десятков раз и, может быть, мне повезло, но я ни разу с ни с чем таким не сталкивался. 

Наверное, твоя симпатия к Прибалтике еще и с Юрмалой в какой-то степени связана? Ты так много лет ездил туда на фестиваль…

‒ Да, безусловно. Хотя впервые я там оказался намного раньше, и до сих помню ощущение, что все это показалось мне безумно родным и приятным. А с фестивалем все это, конечно, только укрепилось.

–  Вероятно, в мире есть и другие, симпатичные тебе, места?

–  Мне по душе Скандинавия. Можно было бы бывать там почаще, если бы не скандинавские цены. К примеру, Дания – очень приятная страна. Копенгаген – столица мирового дизайна. Там, куда ни посмотри, всюду красиво. Маленький город, где почти везде велосипеды, все очень тихо и спокойно, но при этом всюду какое-то невероятное творческое буйство!

–  И потом оттуда рукой подать до шведского Мальмë, где тоже всякие любопытные арт-объекты радуют взор. К примеру, ресторанчик и парк развлечений для мышей – милейшая крошечная инсталляция прямо посреди улицы. К слову, радует, что и в Москве в последнее время появились подвижки в эту сторону. Раньше даже представить было невозможно какой-то милый арт-объект посреди улицы, а теперь появились прекрасные рождественские ярмарки как в Европе, да и вообще атмосфера в центре стала заметно уютней и симпатичней…

–  Да, мне тоже кажется, что мы в последнее время сделали очень много шагов вперед в этом направлении. Конечно, остается еще много мест, где стоит хотя бы прибраться банально. Но в Москве появляется свой шарм, комфорт для прогулок, что, конечно, хочется отметить.

–  Ты сам катаешься на велосипеде?

–  Небольшой я любитель этого дела, но иногда мы с супругой устраиваем небольшие вылазки. Последнее время, вот уже пятый год подряд, мы проводим отпуск на юге Италии. Когда у нас появилась вторая дочка, Полина, нам присоветовали одно место на самом-самом юге – где Калабрия, откуда Сицилию уже видно. Там есть какое-то удивительное природное сочетание: холмы, которые почти горы, хвойные леса, которые часто напоминают мне Прибалтику, дюны, красивое море и какое-то умиротворение. Однако это не туристический отпуск в привычном понимании. Мы живем в коттеджном поселке, снимаем часть дома. Грубо говоря, мы – дачники. Это то же самое, как если бы мы жили в Подмосковье со всеми заботами: ходили за едой, готовили, мыли посуду… Но только в Калабрии есть море.

–  Неужели вам нравится быт во время отдыха?

–  Очень многие люди, которые там отдыхают, каждый раз перед отъездом домой говорят: «Все! В следующий раз едем на три недели в отель с all inclusive, чтобы не думать вообще ни о чем!» Но почему-то возвращаются снова и снова. Видимо, чем-то там намазано. Какая-то аура, которая всех влечет. Что-то в стиле ретро, слегка отдает 70-ми: домики-домики-цветочки-цветочки…

–  Ну хорошо, а чем вы там себя развлекаете? Не только же готовкой и походами на рынок?

–  Там место, свободное от привычного досуга. Не туристическое, в привычном понимании этого слова. Там нет улиц, забитых кафе и сувенирными лавками. Зато неподалеку много маленьких симпатичных городишек с неизменной красивой главной площадью и церковью Бог весть какого века. К сожалению, я не могу полностью абстрагироваться от работы, так что компьютер и тексты, все это и во время отдыха присутствует. Но как же приятно меняется ландшафт!

АКУЛА ПЕРА ПРЕДПОЧИТАЕТ РЫБУ-МЕЧ

– Мы с супругой каждый раз делаем для себя вывод, что музеи, архитектура – это все, конечно, прекрасно, но на юг Италии мы отправляемся, чтобы поесть и выпить! Правда, мяса я уже несколько лет не ем, а вот рыбу люблю. А с этим в Калабрии большое раздолье. Вообще продукты можно покупать и в супермаркетах, и в чудесных маленьких лавочках, где происходят удивительные беседы. Супруга освоила итальянский, поэтому она может общаться, а я только стою рядом и слушаю. И вот представь: маленькая-маленькая лавочка. Супруга спрашивает: «У вас есть рыба-меч?»  – «Нет! Ее сейчас не может быть на прилавке, потому что только что было полнолуние, а в этой фазе луны рыба уплывает очень далеко, ее невыгодно ловить, поэтому ее сейчас нет…» – «Почему же она продается в супермаркете?» – «Мы не знаем, откуда она там появилась, откуда ее везли, морозили или нет. У нас только свежая бывает.»

–  Неужели рыба-меч – вкусная?!

–  Это приличного диаметра туша, которая лежит на льду. При этом в ней нет костей, только огромный хрящ. Обычно немолодая женщина кладет все это на табуретку и отпиливает тебе подходящий кусок пилой, и получается стейк, который можно на двоих, даже не четверых, поделить запросто. И вы слегка ее обжариваете. При этом, когда ты ее ешь, моя антимясная доктрина терпит какой-то крах, потому что у меня появляется полное ощущение, что я ем курицу. Это очень плотное мясо. То есть для рыбы что-то совершенно невероятное. Есть, конечно, еще их свежий тунец. Но тунец более капризный в готовке, потому что три секунды, и он стал сухим. Рыба-меч не такая капризная в этом деле. Ее можно, даже обладая навыком чайника, приготовить очень здорово.

–  А рыбалочка в духе Хемингуея тебя не привлекает?

–  Однажды на юге Испании мы как-то под вечер выбрались теплой компанией на это дело. И вот, возвращаемся уже назад, а хозяйка дома, где мы все жили, спрашивает: «Ну как?» – «Слушай, великолепно, такой воздух, такой закат – просто фантастика!» – «Какой закат! Рыба где?!» А я говорю: «Слушай, мы ничего не поймали…» На самом деле мы честно поставили удочки, сели, открыли бутылочку вина и часа три, наверное, трепались. У меня такое ощущение, что там для многих рыбалка – именно такой вид спорта. А возвращаясь к югу Италии, скажу, что это особый сельско-хозяйственный регион, который весь утопает в фермерских кооперативах. И в небольших лавках, где они торгуют свежими овощами, сразу видно, что все это сорвали сегодня утром…

КУСОК ОРГАЗМА

–  Представляю, какие там помидоры вкусные…

–  Ну за помидоры можно Родину продать, это – правда! Они там разных сортов, и всякий раз, когда покупаешь, тебе советуют, как это приготовить: «Что вы будете делать? – «Ах вот это, тогда вот так!». Или: «Вот помидор, он огромный, заверните его в газету, он должен полежать еще три дня…»

– Чувствуется, ты любишь готовить! Когда еще вместе работали, ты всегда так вкусно рассказывал о своих всевозможных экспериментах на кухне…

–  Мне нравится, это правда! Для многих мужчин за сорок это становится увлечением. Я не то, чтобы сильно в этом продвинулся, но к самому процессу очень любопытен. Люблю делать всякие салаты, варить пасту. Когда в Италии покупаешь пасту и спрашиваешь у местных: «Эта – хорошая?», они презрительно отвечают: «Супермаркет!».

–  То есть презирают все, что не свежесобранное, свежевыловленное и не сделанное вручную?

– Из замороженного признают только мороженое, но, опять-таки, которое делают исключительно сами, то есть без всякого промышленного производства и консервантов,  и продают только в джелатериях (ит. gelateria) – малюсеньких кафе-мороженых.  Я не очень люблю сладкое, но когда приносят итальянское блюдо под названием тартуфо – это такой большой, невероятно сливочный, кусок – и вот, представь, когда вы разрезаете этот замороженный «слиток» пополам, оттуда вытекает чернейший шоколад… В принципе, все, кто любит мороженое, говорят, что это настоящий кусок оргазма!

– Илюх, ну так нельзя… И ведь, что характерно, сам ты такой изящный при подобных вкусах и аппетитах…

 – А еще дядя, у которого мы снимали дом, однажды принес десерт маскарпоне – это тоже очень жирная штука из какао – причем какого-то особенного, суперорганического. Плюс очень приличная порция бренди. И вот все это вместе перемалывается, замораживается и посыпается большой кучей тертого шоколада. Диетолог упал бы в обморок. Но это невероятно! От того, что итальянцы готовят сами для себя – иногда можно сойти с ума…

ПРИШЛА ПОРА ПЕРЕХОДИТЬ НА ВИНО

– Иногда публичные люди, которые кажутся тусовщиками, когда их видишь на экране, в жизни оказываются спокойными семейными людьми. Не было такого, что в светской тусовке тебя ревновали к семье? Вместо того, чтобы с пацанами на Кубу рвануть, сидишь дома с женой и дочками, готовишь ужин…

– Мне, видимо, удавалось создавать какую-то видимость тусовщика. У меня это как-то очень спокойно произошло. Я женился, у меня приоритеты изменились. Мне уже было тридцать. До этого, пожалуйста – мы с удовольствием уезжали компаниями куда угодно. Неделю в Праге с какими-нибудь концертами, пивными соревнованиями, прочими делами. Это все было прекрасно, но в какой-то момент вы понимаете, что, наверное, свое пиво вы уже выпили, и пора переходить на вино. 

– … и на тихие семейные ужины где-нибудь на юге Италии…

– Сейчас уже старшая дочка, конечно, бунтует, потому что ей хочется более молодежных развлечений. Так что, посмотрим, может быть, в следующем году пересмотрим маршрут. Пять лет подряд мы отдыхали в Калабрии, один раз даже ездили туда на машине – с ночевками в Белоруссии, Польше, Германии, на севере Италии…

– И как впечатления?

– Неплохо. В этом есть какой-то определенный фан. Жалко, что мы были ограничены определенным графиком. Нам нужно было каждый день проезжать определенное количество километров, и мы не могли где-то остановиться подольше. К примеру, в Белоруссии, которая оказалась невероятно живописной страной. В Польше был потрясающий отель в соснах на берегу какого-то прудика – настоящий релакс. В южной Германии, когда начинаются горы, потом в Австрии – виды просто фантастические, когда едешь через Альпы – это просто настоящий художественный фильм.

– Так почему бы не отправиться туда зимой?

– Нет, в зимнем отдыхе я пока замечен не был. Я не катаюсь ни на лыжах, ни на сноуборде, ни на чем другом. Правда, однажды мы встречали Новый год в Римини, и я, в принципе, был не против. Правда, там немного пограничная погода, то прохладней, то теплей, и не совсем понятно, какие вещи с собой брать, но в целом, мне, пожалуй, нравятся такие двигательные города вроде нашего Сочи. Там красивый пляж, огромная набережная, и, когда при всем этом нет огромного количества людей, все это выглядит особенно приятно. Мне вообще нравятся курорты в межсезонье. Мы и в Латвии были как-то зимой. 

– В общем, любишь популярные места, когда там нет скопления граждан…

– Ну они все равно есть, просто не в таком количестве. Хотя в Римини, конечно, было очень смешно, когда мы оказались единственными постояльцами в отеле. Был дикий холод из-за отсутствия центрального отопления, но тем не менее. Ну и потом мы съездили во Флоренцию, в Болонью. Зимой все это выглядит очень симпатично. Ну и плюс красное вино, конечно…

– А случались какие-то интересные встречи во всех этих путешествиях? Я вот до сих пор вспоминаю как приезжала на полуфинал Лиги чемпионов в Турин, когда «Ювентус» проиграл «Манчестеру», и в соседней машине ехал опечаленный Зидан…

– Я, честно говоря, таких эпизодов не припомню.

– А во время поездок на концерты?

– Одно время мы сотрудничали с турагенством, которое занималось концертным туризмом, и посмотрели в Праге довольно много представлений – еще в те времена, когда Москва не была таким активно концертным городом, как сейчас, а Прага попадала в маршруты всех больших звезд: Дэвида Боуи, группы AC/DC, Тины Тëрнер. При этом на интервью мы не договаривались, потому что это была туристическая программа, да и вообще в Восточной Европе редко планируются интервью со звездами. В основном их организуют в Западной Европе, либо в американских городах, где больше всего продаются  их записи. А все, что дополнительно, то дополнительно. Но зато у нас бывали самостоятельные вылазки. Однажды, например, теплой компанией отправились на поезде в Брно, где был фестиваль на велодроме. Это было очень здорово и экзотично, особенно, по тем временам. И так колоритно!

ЛЕГОСТАЕВ О ФИЛЬМАХ, КОТОРЫЕ СТОИТ ПОСМОТРЕТЬ

– А с женой в путешествие на какой-нибудь крупный концерт никогда не ездил?

– Нет, потому что тащить с собой маленького ребенка на какое-нибудь большое событие совершенно не хочется.

– Так можно же с бабушкой оставить ради такого дела…

– Ну, мы в последнее время стараемся чаще бывать все вместе, не любим разъезжаться и кого-то нагружать. А так, в Москве – в кино, в театр, это – пожалуйста!

– Какие фильмы из новых порекомендуешь посмотреть?

– Мы вот тут ходили на «Леди Макбет», это новый британский фильм, довольно маленький. Без звезд, спецэффектов, зато с камерным викторианским сюжетом с мочиловом –  то есть такой довольно мрачноватый триллер, но я не пожалел, что сходил. Не то, чтобы это был мой любимый жанр, но смотрелось занятно. Еще «Дюнкерк». Если кому-то нравятся военные драмы, то режиссер размахнулся на полную катушку. Многие рекомендуют «Малыш на драйве». Это для тех, кто любит музыку, которая вплетена в кино.  Очень необычно снимался. Сначала смонтировали музыкальную дорожку, а потом на нее стали снимать эпизоды.

– Какие вообще жанры тебе ближе?

– Очень люблю шпионские детективы. Джеймса Бонда, «Миссия невыполнима» и проч. Мне вообще нравится что-то такое, от чего глаз трудно оторвать. С другой стороны, мне нравятся музыкальные фильмы. Еще, грешным делом, люблю комедии с Хью Грантом – такие британские-британские, на всю голову.

О ЛОНДОНЕ, ЯХТАХ И АБРАМОВИЧЕ

– Ты вообще любишь все британское, в частности, Лондон. Впрочем, кто же не любит Лондон?! Особенно, если учесть, что в Темзу периодически заносит китов, и можно их наблюдать прямо посреди города…

– Очень многие на самом деле не любят! У меня есть несколько знакомых, которые остались в легком непонимании от этого города. Вообще, в большинстве своем люди, которые едут в Европу, хотят получить такой «город-музэй», чтобы было непременно очень красиво. Но тогда им нужно в Париж или в Вену. А Лондон, несмотря на то, что там есть очень много мест музейного свойства, для кого-то слишком неформальный.

– Но в этом его и прелесть!

– Просто не всем эта прелесть по душе…

– Скажем, на Трафальгарской площади можно встретить не очень доброжелательных английских болельщиков, который отличаются крайне скверным нравом…

– При этом сам дух города – невероятный! К сожалению, цены его испортили. Их просто невероятно взвинтили из-за толп богатых арабов и наших ребят.

– Видно, во всем виноваты яхты Абрамовича и Мельниченко, на которые все приходят смотреть как на плавучие дворцы посреди Темзы. Может, жители Лондона думают, что в России у всех такие…  

Image: Global Look Press via ZUMA Press

– Помню, Абрамович прибыл на одну из Юрмал и хотел поставить яхту прямо там, но ему сказали, что, к сожалению, это невозможно, потому что у побережья слишком мелко. Так что яхту пришлось поставить в рижский грузовой порт.

Но самое удивительное, что яхта пришла сама по себе, а Абрамович прилетел на самолете и использовал свое судно в качестве гостиницы ночи на две-три. Потом опять улетел. А чтобы добраться на мероприятия, садился на очень маленький, трогательный, не новый катерок и плыл на нем по каналам, по речке, а потом гулял по пляжу, довольно демократично.

Абрамович в Юрмале

К нему подбегали фотографы, пытаясь сфотографировать, на что охрана спрашивала, нельзя ли делать это чуть менее заметно. Потом Абрамович пришел на какую-то вечеринку, и его спросили, а можно ли вас сфотографировать, на что он сказал: «Ну. Да.» Его сфотографировали, после чего он довольно быстро уехал на своем маленьком катерке. В «МК» у нас потом вышли очень милые фотографии с отдыхающим на пляже Романом Аркадьевичем.

– Илюх, учитывая, как тебе претит всякая неинтеллигентность, «желтизна» – уж будем называть вещи своими именами – как тебе удается от этого уходить, и в то же время радовать читателя шедевральными эксклюзивами?

– Дело в том, что русский язык довольно богат, и одни и те же вещи можно выразить совершенно разными фразами. Иногда, описывая какие-то светские вещи, можно сделать это довольно стильно, и это не будет как кусок желтого не пойми чего. У меня никогда не было аллергии на все эту светскую возню. Нужно просто стараться делать так, чтобы это было красиво. Есть, например, журнал «Vanity Fair» – он про светскую жизнь, но написан в невероятном совершенно стиле, мне кажется, если к этому стремиться, то даже смакование каких-то нетворческих подробностей может вылиться во вполне себе заметную журналистику.

О ДРАЙВОВОМ СТИЛЕ «МК» И СОТРУДНИЧЕСТВЕ С АРТУРОМ ГАСПАРЯНОМ

– Удается ли тебе сейчас, в качестве главреда «МК-Бульвара», писать что-то свежее, приносящее творческую отдачу?

– Время от времени это случается. Иногда это какие-то колонки, иногда в качестве волонтера участвую в жизни «Звуковой дорожки» Артура Гаспаряна.

– У вас с Артуром и в самом деле на редкость позитивное, в каком-то смысле, уникальное партнерство. Из серии «вы такие разные, но феерично творите вместе»… Потому как, при всем различии темпераментов и менталитетов, вам обоим свойственна эта прекрасная ироничная ядовитость, за которую большинство читателей обожает «МК».

– Что и говорить, Артур в определенных жанрах настоящий дока, а иногда и родоначальник. В 90-х нам, наверное, удалось придумать какой-то свой подход к тому, как нужно освещать музыку. Я время от времени почитываю других и понимаю, что в чем-то это сложно повторимая вещь, потому что о музыке, мне кажется, нужно писать очень просто и иронично. Всякий раз, когда музыкальные критики пишут о певце или певице будто об экспонате из Пушкинского музея, это выглядит довольно странно.

– В связи с 20-летним юбилеем планируешь что-то обновлять в «МК-бульваре»?

– Рестайлинг обязательно будет. Появится больше страниц, новых рубрик, потому как порадовать читателей, безусловно, хочется.

Источник

ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ, КОТОРЫЕ МОГУТ БЫТЬ ВАМ ИНТЕРЕСНЫ: 

МАРК КАГАНСКИЙ: ФОРМУЛА УСПЕХА

Владелец уникального загородного проекта «Конаково Ривер Клаб» раскрывает формулу коммерческого успеха своих творческих идей

Оставить комментарий
1
2
3
4
5
Отправить
     
Отмена

Оставить комментарий

Average rating:  
 9 reviews
Эдик 14.02.2018

Судя по всему он на самом деле счастливый человек, ярко живет, много всего успел) То ли еще будет!) 

Ulyana 23.03.2018

Я с большим удовольствием почитала интервью! Спасибо, Елена) 

Толя 23.03.2018

Илюха классный! Интересное интервью. Вот реально человек который знал что взять от жизни и смог это взять. Такой интересной жизнью мало кто может похвастаться))) Сейчас конечно полно программ всяких музыкальных, каналов типа тнт, стс — но мало кто из ведущих по-настоящему цепляет, запоминается, за душу берет. Все как под копирку — тюнингованные, трещат уверенно, но смотреть все это ваще не хотца. А Илюха — клевый! И ироничный, и в то же время тонкость в нем есть. Он даже когда молчит — важен в эфире. МК-бульвар честно сказать никогда не читал — но теперь просто даже из симпатии к редактору полистаю в магазине)

Вадик 23.03.2018

Согласен с предыдущим оратором) И даже в какой то мере Легостаеву  завидую, потому что он за свою жизнь столько всего сделал и увидел))) Он уж точно очень счастливый!)

Артём 23.03.2018

Согласен с ребятами, когда читаешь подобные истории, понимаешь, как надо жить!))) Илья на самом деле очень счастливый чел — блин всем бы так))) Что характерно и правда выглядит лет на 30 максимум — респект!))) Я правда не уверен что стану читать теперь мк-бульвар — реально желтуха скорее всего, но Толяна понимаю — захотелось полистать)) чисто из любопытства — поглядеть блин как теперь кумиры прошлых лет жизнедейстуют)

Snezhana 23.03.2018

Елен, спасибо за интервью! Вот прям круто, реально))) Читаю все это и мне настолько интересно, не передать словами!))) А еще я поражаюсь тому, что есть люди, которые живут настолько насыщенной жизнью! БЛин, тоже так хочу!!!!!!!!!

Валентина 23.03.2018

Действительно, счастливый человек))) 

Ника 23.03.2018

Прочитала я его откровения и до сих пор под впечатлением. Легостаев действительно может  назвать себя счастливым человеком. И главное так как-то легко все у него получается, так много всего уже успел — молодец)

Настена 23.03.2018

Мне очень понравилось то, что он говорит) Интересная конечно жизнь у человека. Я даже немного завидую)) Тоже так хочу