ГРАНДИОЗНАЯ ПРЕМЬЕРА ОРКЕСТРА BSFO

14 сентября 2019 в 23:18, просмотров: 1292

МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЗАНАВЕС РАСКРЫЛСЯ: РОССИЯ И ВЕЛИКОБРИТАНИЯ УСЛЫШАЛИ ДРУГ ДРУГА

УДИВИТЕЛЬНАЯ ИСТОРИЯ О ТОМ КАК ЖЕЛЕЗНЫЙ ЗАНАВЕС ПРЕВРАТИЛСЯ В МУЗЫКАЛЬНЫЙ ПО МАНОВЕНИЮ ДИРИЖЕРСКОЙ ПАЛОЧКИ…

Автор: Елена ШПИЗ

Ну как тут не вспомнить знаменитую Фултонскую речь непревзойденного художника политических интриг, Уинстона Черчилля! Провозглашая мир во всем мире, гениальный британский премьер сумел одной изящной фразой расколоть этот самый мир на две части и развязать холодную войну: «От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике на континент опустился железный занавес. По ту сторону занавеса все столицы древних государств Центральной и Восточной Европы – Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест, София. Все эти знаменитые города и население в их районах оказались в пределах того, что я называю советской сферой, все они в той или иной форме подчиняются не только советскому влиянию, но и значительному и все возрастающему контролю Москвы…»

Но даже сквозь «железный занавес» Дмитрий Шостакович (1906-1975) и Бенжамин Бриттен (1913-1976) услышали музыку друг друга и сумели создать собственный мир, лишенный преград и расстояний.

Впервые два великих композитора XX века встретились в 1960 году, когда Шостакович приехал в Лондон послушать свой Первый виолончельный концерт в исполнении Мстислава Ростроповича, и сумели до конца жизни сохранить творческую дружбу, которая обрела такое красивое символичное продолжение в наше время, благодаря созданию российско-британского оркестра Бриттена-Шостаковича BSFO (Britten-Shostakovich Festival Orchestra) в перекрестный год музыки России и Соединенного Королевства.

Ныне BSFO совершает концертный тур по маршруту: Сочи –  Москва – Санкт-Петербург – Бирмингем – Ноттингем – Лидс – Манчестер – Эдинбург – Бейзингсток – Лондон.

Журналистам «МИРА ВПЕЧАТЛЕНИЙ» посчастливилось побывать на премьере BSFO в Большом зале Московской консерватории им. П.И. Чайковского. В программу вошли: «Фантазия на тему Томаса Таллиса» Воана-Уильямса; «Рапсодия на тему Паганини» Рахманинова (фортепиано: Мирослав Култышев); Четыре морские интерлюдии и Пассакалия из оперы «Питер Граймс» Бриттена; «Сюита для эстрадного оркестра: Марш, Полька, Вальс, Финал» Шостаковича; «Торжественный и церемониальный марш №1» Элгара; «Юный Аполлон» (фортепиано: Илья Чирсков) Бриттена; Увертюра «1812 год» Чайковского;  Отрывки из «Ромео и Джульетты»: «Монтекки и Капулетти», «Смерть Тибальта», «Ромео у могилы Джульетты» и «Смерть Джульетты» Прокофьева.

Но какой же могучей кульминацией  стала крайне редко исполняемая на концертах вокально-симфоническая поэма «Казнь Степана Разина». Молодые исполнители на удивление глубоко прочувствовали сложную музыку, в которую драматично вплелась гнетуще-пробуждающая ритмика остроугольных стихов Евтушенко в исполнении хора  «Новой Оперы» и баса Алексея Антонова.

В воображении буквально оживала картина народной драмы, особенно на словах:

«На царе

от этих чертовых глаз

зябко

шапка Мономаха затряслась,

и жестоко,

не скрывая торжества,

над царем

захохотала

голова!..»

История рождения Фестивального оркестра Бриттена-Шостаковича BSFO достойна отдельной книги. Это единственный в своем роде коллектив из 86 российских и британских талантливых молодых исполнителей, которые сумели найти общий музыкальный язык, несмотря на глобальные различия школ, менталитетов, особенностей восприятия.

Подобный феномен можно объяснить лишь волшебством дирижерской палочки британца Яна Латама-Кёнига – художественного руководителя театра «Новая Опера» в Москве, который не только инициировал масштабный эксперимент, но и с невероятным энтузиазмом взялся за его осуществление.

Кёниг признался, что объединить такое количество музыкантов, принадлежащих  разным традициям и подходам к работе, казалось задачей невыполнимой, однако процесс такого сложного и тесного взаимодействия выпускников и студентов ведущих британских и российских консерваторий искренне его вдохновил. На формирование оркестра в итоге ушло полтора года.

Отбор молодых музыкантов (в среднем, 22-23 лет) проводился в лучших британских и российских консерваториях: Московской государственной консерватории им. Чайковского, Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Римского-Корсакова, Ростовской государственной консерватории им. Рахманинова, Музыкальной академии им. Гнесиных, Государственном музыкально-педагогическом институте им. Ипполитова-Иванова, Королевском музыкальном колледже и Королевской академии музыки в Лондоне, Королевской консерватории Бирмингема, Гилдхоллской школе музыки и театра, Королевском Уэльском колледже музыки и театра в Кардиффе, Королевском Северном музыкальном колледже в Манчестере, факультета музыки Университета Оксфорда и Королевской консерватории Шотландии в Глазго.

Символично, что зародился проект во время разговора двух британцев, живущих в Москве – дирижера и художественного руководителя театра «Новая опера» Яна Латама-Кёнига и посла Великобритании сэра Лори Бристоу, который, как оказалось не только любит классическую музыку, но и сам прекрасно играет на альте. Мэтры обсуждали возможные варианты сотрудничества между Россией и Соединенным Королевством в рамках перекрестного Года музыки. Однако идея создания совместного оркестра показалась обоим инициаторам настолько перспективной, что им не захотелось ограничиваться  несколькими концертами. Возникло желание заложить новую значимую традицию, которая бы надолго объединила обе культуры. В итоге удалось заручиться поддержкой правительств обеих стран, известных в мире музыки людей и крупных спонсоров – «Роснефти» и BP.

Почетными попечителями оркестра стали принц Великобритании Майкл Кентский, вдова Дмитрия Шостаковича Ирина Шостакович и выдающийся советский и российский дирижер Юрий Темирканов.

Его Высочество принц Кентский был искренне вдохновлен возможностью поддержать такой интересный российско-британский творческий проект. По словам Ирины Шостакович, ее супруг был бы в восторге от идеи создания оркестра в честь его дружбы с Бриттеном.  А Юрий Темирканов отметил, что создание BSFO – один из самых значимых примеров сотрудничества между Россией и Великобританией, и особенно важно, что он открывает перед молодыми музыкантам главные концертные площадки обеих стран.  

Дмитрий Шостакович в каске пожарного на обложке журнала Time за 1942 год

Однажды в интервью The Times Шостакович признался: «Я особенно восхищаюсь талантом Бриттена и его чувствительностью. К сожалению, мы встречаемся слишком редко». По подсчетам искусствоведов, с 1963-1966 г. Бриттен и Шостакович виделись всего шесть раз, и всегда на территории СССР. Единственный их встреча в родном городе Бриттена – Олдборо – произошла в 1972 г., когда Шостакович работал над черновиком партитуры оперы Бриттена «Смерть в Венеции» по одноимённой новелле Томаса Манна.

В 1975 г., узнав о смерти Шостаковича, мужественно противостоявшего сразу нескольким тяжелейшим болезням, Бриттен сказал: «Он был величайшим композитором, которого я когда-либо имел честь знать». Сам он умер всего лишь год спустя от острой сердечной недостаточности, получив незадолго до этого титул барона Бриттена из Олдборо. В память о нем тоже прозвучали проникновенные слова другого композитора – сэра Питера Максвелла Дэвиса: «Я слышал о его смерти … и долго шел в полной тишине по мягко падающему снегу через замерзшее озеро, всем существом ощущая невыразимое чувство оцепенения от такой потери. Без нашего верховного Творца музыки мир становится холоднее…»

В 1968 году Бриттен посвятил Шостаковичу свою оперу «Блудный сын» на сюжет из Евангелия от Луки – последнюю из триптиха «Притчи для церковного исполнения», на создание которого британца вдохновило полотно Рембрандта, увиденное в Эрмитаже.  А в 1969 году Шостакович посвятил Бриттену свою Четырнадцатую симфонию – цикл песен на стихи Лорки, Аполлинера, Рильке и ставшее центральным стихотворение Кюхельбекера «О Дельвиг, Дельвиг», за которым прозрачно слышится  «О Бриттен, Бриттен». Современники предположили, что именно эту часть Дмитрий Шостакович посвятил своей дружбе с британским композитором.

Председатель BSFO, командор ордена Британской империи Чарльз Хендри напомнил, что дружбу Бриттена и Шостаковича вдохновляла сама мысль о том, что музыка может объединять людей, даже когда их разделяют барьеры холодной войны, и именно эта идея вдохновила наших современников на создание уникального российско-британского оркестра. 

ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ, КОТОРЫЕ МОГУТ БЫТЬ ВАМ ИНТЕРЕСНЫ: 

Оставить комментарий
1
2
3
4
5
Отправить
     
Отмена

Оставить комментарий

Average rating:  
 0 reviews
ad