ЧТО ЖЕ СЛУЧИЛОСЬ С БЕНЕДИКТОМ АЛЛЕНОМ В ПАПУА-НОВОЙ ГВИНЕЕ

4 декабря 2017 в 10:40, просмотров 1672

«ВЕРТОЛЕТ БЫЛ, КАК АНГЕЛ!»

Исчезнувший в Папуа-Новой Гвинее 57-летний британский путешественник Бенедикт Аллен рассказал THE DAILY MAIL, как ему удалось выжить в джунглях, куда он отправился на поиски таинственного древнего племени яйфо, а в итоге пропал на целый месяц без навигатора и телефона, уже почти утратив надежду на спасение…

Даже нескольких минут общения с Бенедиктом и его  супругой Ленкой достаточно, что понять, насколько эта пара не склонна к сантиментам и проявлению чувств. И все же, чудом вернувшийся домой, исследователь не удержался от искреннего порыва: крепко обнял жену и долго не отпускал. Потом из своих комнат прибежали  дети и тоже обняли родителя. А ночью все семья спала вместе, не веря, что снова воссоединилась...

 

Текст:  Rebecca HARDY for The Daily Mail (перевод rep.ru)

Источник фото и видео: The Daily Mail

Бенедикт отправился в свое опасное путешествие в сентябре. Но после того, как в оговоренное время он не позвонил и не вернулся, Ленка Аллен сообщила, что ее муж пропал без вести. 

Бенедикт Аллен – пожалуй, самый известный исследователь, который путешествует по опаснейшим местам без всякой связи с внешним миром. Однако, на этот раз отсутствие телефона едва не стоило ему жизни, потому как Бен заболел малярией, но у него не было ни малейшей возможности вызвать помощь. Отважный странник оказался на грани жизни и смерти: в одиночку продирался сквозь джунгли, рискуя стать жертвой не только болезни, но и агрессивных диких племен.

В полубессознательном состоянии Бен пытался добраться до ближайшей западной миссии, но прогрессирующая малярия изрядно осложняла путь, сбивала ориентиры, пожирала последние силы. Позже Ленка назвала это путешествие самоубийством.

В джунглях у Бена начались галлюцинации: он живо слышал, как маленький сын зовет его домой.

Позже врачи диагностировали у него лихорадку денге, которую, также как и малярию, переносят комары, и которая тоже может закончится фатально.

Что касается Аллена, то он сильно страдал от проблем с концентрацией и провалов памяти. И все же, даже в болезненном сознании с удивительной четкость отложился момент, когда он увидел вертолет, который летел, чтобы его спасти. Бенедикт принял его за ангела. И в своем дневнике написал: «Кто бы это ни был: Бог или другие высшие силы, я просто хочу обнять и поцеловать его».

— Я так благодарен Сэму Гринхиллу, который нанял этот вертолет, и своей жене! Я не привык показывать свои чувства, но я люблю тебя, Ленка! – не скрывал эмоций путешественник. 

Сама же Ленка, оказавшаяся в аду неведения, не скрывала, что ей изначально категорически не понравилась идея мужа отправиться  в Папуа — Новую Гвинею.

— Заботиться о двухлетнем ребенке и двух старших детях в одиночку — это изнурительно, – делилась Ленка. – Мне нужна была поддержка Бенедикта.  И, когда он сказал, что уезжает на два месяца, мы серьезно поссорились. Увы, он может быть очень упрямым. Если что-то задумает, его очень сложно переубедить. В конце концов он сказал, что поездка принесет семье много денег, а у меня просто не было аргументов, чтобы что-то возразить, — рассказывает Ленка.

Бенедикт Аллен признался, что до поездки страдал от жизненного кризиса, но после возвращения стал совершенно другим человеком. 

—  Я больше 10 лет отказывался от экспедиций ради своей семьи, и чувствовал себя будто в капкане, будто потерял контроль над своей жизнью. Жил в Праге, словно, в изгнании. Много лет не писал книг, не делал ничего интересного. С одной стороны, моя жизнь была наполнена, потому что рядом были дети, и все же чего-то очень важного явно не хватало. Казалось, внутри была дыра, которую было просто необходимо заполнить… А, может, мне просто нужно было оказаться так далеко от семьи, чтобы понять насколько же она для меня важна! И именно поэтому я ушел…

Отец Бенедикта — летчик-испытатель, а мама – мечтательница, которая всегда поощряла его любовь к приключениям. Сам же он хотел заниматься исследованиями еще в 10 лет. В свою первую экспедицию — на Амазонку – Бенедикт отправился в 22 года. Причем деньги на путешествие заработал сам, упаковывая книги. Тогда он 5 месяцев провел в походе по бразильскому тропическому лесу, дважды болел малярией и едва не умер от голода. Ему даже пришлось съесть собственную собаку, чтобы спастись!

—  Я убил пса своим мачете. Это было ужасно. К тому моменту я уже был в бреду и постоянно плакал, потому что думал, что умру, — вспоминает Бен.

Когда он позже рассказывал свою историю, многие ему не поверили. И только мать верила в него всегда…

—  Мама мне всегда говорила: «Твой день наступит!», и именно это поддерживало меня, — признавался Аллан.

В экспедицию по Папуа — Новой Гвинее Бен отправился в 24 года и даже прошел кошмарный обряд посвящения одного из племен, «чтобы стать сильным, как крокодил». После этого ритуала на теле Аллена остались ужасные шрамы.

—  Церемония оказалсь адской, — вспоминает Бенедикт. — Меня одели в небольшую юбку из травы и привели в домик рядом с духовной хижиной. Голову побрили, а тело в первый же день порезали бамбуком, и я потерял столь крови, что не мог встать. Потом на протяжении  полутора месяцев проходили ежедневные избиения. Первую неделю я находился в шоке, плача от боли, но потом боль отступила на задний план. Важнее стала забота о собратьях, которые проходили через те же муки.

Вернувшись в Англию с «кожей крокодила», я подумал, что не принадлежу этому миру и должен снова отправиться в Папуа –Новую Гвинею. Тяжелей всего это было для моей матери.

Однако в Папуа — Новой Гвинее, как оказалось, для меня тоже не было места.

— Я понял, что для моих «собратьев» церемония посвящения была всего лишь подготовкой, чтобы они могли достойно выполнять свой долг перед деревней. А я ведь никогда по сути не был одним из них. И потому решил, что жуткая церемония стала для меня особой практикой как для исследователя…

—  Я путешествовал по Папуа — Новой Гвинее, и оказался в области Бисорио, в которой обнаружили золото. И я чувствовал, что просто обязан задокументировать жизнь местного племени яйфо – одного из последних древних народов, полностью оторванных от мира, жизнь которого в любой момент могли кардинально изменить люди Запада. 

Бен находился в племени чуть больше недели. Яйфо оказался довольно агрессивным народом, который встретил его грозным танцем с разрисованными лицами, луками и стрелами. И Бенедикту пришлось уйти, однако он всегда мечтал вернуться, чтобы завершить задуманную миссию. 

— Лес как будто звал меня, — рассказывал Аллен. —  Я чувствовал, что у меня еще есть возможность вернуться, и я должен воспользоваться ею.

—  Мне предложили взять телефон, но какая от него польза в тропических лесах? Я гораздо больше рассчитывал на помощь местного населения.

И вот Бенедикт вернулся в Папуа – Новую Гвинею. Когда вертолет сбросил его в Бисорио, он был «довольно веселым».

— Ничего не изменилось: запахи, плоды на деревьях, птицы… Мне потребовалось 7 дней, чтобы добраться до деревни яйфо, — рассказывал Бенедикт Аллен – единственный белый человек, совершивший подобное путешествие.

— Я боялся, что западная цивилизация навредит им, но они по-прежнему были свободными, жили общиной со старым укладом. Даже несмотря на том, что некоторые молодые люди были в западной одежде, переданной через лес, но даже при этом оставались собой. Скорее, западный мир стал приспосабливаться к их условиям. 

Бенедикт планировал остаться в деревне на неделю-другую, однако через 3 дня услышал истории про войну с соседним племенем и решил, что пора возвращаться домой.

Путь через джунгли до миссии Пиавара занял 6 дней. Однако Бен был измучен не столько долгим походом, сколько малярией и проливным дождем, размочившим таблетки от этой страшной болезни, которые были у него с собой. 

В дневнике исследователь подробно описывает свое ужасное состояние: «Царапины, зуд. Не реагирую на лекарства. Сильно ослаб. Моча оранжевая. То холодно, то жарко. Может быть, грипп? Выхода нет. Почти потерял сознание. Наводнение. Никаких лекарств нет.  Лихорадка. Все плохо».

—  Все вышло из-под моего контроля. В ночь перед тем, как добраться до лагеря миссии, все затопило. Я потерял оборудование, но держался за мысль, что трогательно расстался с племенем, — вспоминает Бенедикт.

Когда Аллан добрался до миссии, лагерь был пуст. Радио не работало. Началась сильная лихорадка. Бенедикт понял, что может никогда больше не увидеть родных, и записал сообщение для жены и детей. Немудрено, что появившийся неожиданно вертолет он принял за ангела, который спустился с небес, чтобы его спасти…

ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ, КОТОРЫЕ МОГУТ БЫТЬ ВАМ ИНТЕРЕСНЫ: 

ПРОПАВШИЙ ПУТЕШЕСТВЕННИК БЕНЕДИКТ АЛЛЕН ВЫШЕЛ НА СВЯЗЬ

 
17 ноября 2017 в 22:45, просмотров: 3774

ИСЧЕЗНУВШИЙ В ПАПУА – НОВОЙ ГВИНЕЕ БРИТАНЕЦ ЖИВ!

СЕРГЕЙ ЯСТРЖЕМБСКИЙ: ВНЕ ПОЛИТИКИ

29 мая 2014 в 11:41, просмотров 15332

ФОТОГРАФ, ПУТЕШЕСТВЕННИК, ОХОТНИК…

В душе известный политик оказался бесстрашным путешественником, заядлым охотником и… по-настоящему талантливым художником-фотоимпрессионистом.

ПОДРОБНЕЕ…