АСТРАХАНСКИЕ ПЕСКИ

26 мая 2015 в 18:40, просмотров 2884

СИЛЬНЫЕ ДУХОМ

Есть в Астраханской области редкие для России островки полупустынь с живыми песчаными барханами, мертвыми солеными озерами и верблюжьей колючкой. Живут там, поблизости от российско-казахстанской границы, в маленьких пастушеских точках – одиноких деревенских домах на десятки километров вокруг – семьи чабанов. И нет у них ни электричества, ни газа, ни водопровода. Мобильной связи и подавно… Но ведь выживают же люди в таких спартанских условиях – выращивают коров, лошадей, верблюдов, – и вполне счастливы. В их семьях царит любовь, дети с малолетства учатся управляться со сложным хозяйством, с молоком матери впитывают мудрость предков. А главное, сильны в тех живых песках истинные ценности, почти забытые в наших цивилизованных краях. Когда даже для чужого человека, если он гость, сделают все. Накормят, напоят, спать уложат. И невольно о смысле жизни задуматься заставят…

Автор: Олег СМОЛИЙ

Рассказал мне обо всем об этом известный фотограф-путешественник Олег Смолий, автор крупного национального фотопроекта «Безграничная Россия». Огромный опыт поездок и съемок приучил его не распыляться на масштабы, и для поиска интересных сюжетов он изначально определил небольшой квадрат – примерно 50 на 50 километров в приграничной с Казахстаном зоне. Время же для экспедиции выбрал в начале мая, когда в песках еще не слишком жарко, а степи дышат многоцветьем сочной растительности. Светло-желтые барханы испещрены елочками чьих-то следов. Тысячи птиц возвращаются на север после зимовки в Африке и, завидев человека, стайками разлетаются в разные стороны. А около человеческого жилья можно увидеть ярких забавных удодов – вылитых индейцев. Когда же земля прогревается, ближе к полудню, появляются ящерицы и маленькими стрелками проносятся по открытому песку…

– Однако гулять по пескам нужно осторожно, – советует Олег. – Главное, придерживаться трех основных правил: остерегаться змей; руки в норы не засовывать, потому что никогда не знаешь, какой именно грызун там обитает и может тяпнуть изнутри; соленую воду из озер ни в коем случае не пить – отравишься не на шутку!

Ну прямо как в русской сказке: «Не пей, Иванушка, козленочком станешь!» Только применительно к казахским легендам это прозвучало бы скорее: «Собачкой станешь!» А рассказывают эту легенду так. Ехал однажды по астраханским степям купеческий караван. Заблудился. И вдруг изнывающие от жажды путники увидели сверкающее на солнце озеро. Собака одного из купцов подскочила к воде первая и начала жадно глотать ее. А вода в озере была как насыщенный соляной раствор. Бедный пес забился в судорогах, свалился в озеро и погиб, но не утонул, потому что это было невозможно. И голова его так и осталась на поверхности. Вот и назвали озеро «Собачьей головой».

– За десяток дней путешествия по степям и пескам одометр моего внедорожника накрутил почти 700 километров, – продолжал Олег. – Удалось познакомиться и подружиться с несколькими добрыми семьями, позволившими их снимать и быстро привыкшими не замечать камеру. Случилось даже помочь одному хозяину отбуксировать мощной дизельной тягой в новое место металлический ствол колодца, и этот случай подарил мне доверие сурового (по слухам) жителя. А упомянутое выше гостеприимство чабанов оставило нетронутым взятый с собой запас продуктов. Свежее молоко, творог, молодая баранина, домашний хлеб как по волшебству оказались на столе добрых хозяев.

В далеком XIII веке здесь был центр Золотой Орды. Всего в трех десятках километров, на берегу реки Ахтубы, хан Батый построил свою столицу Сарай-Бату. На этой земле, в прикаспийских степях, набирались сил сотни тысяч боевых монгольских коней, отсюда начинались кровавые походы воинственных монголов на Русь.

Сложно представить столь бурное движение людей в местах, где сейчас живут лишь несколько семей чабанов. Условие жизни здесь – наличие пресной воды. Большая часть равнины лежит ниже уровня моря, и местами Каспий проступает солеными озерами. Плотная просоленная земля слишком трудна для работы, и лишь в песках можно копать глубокие колодцы, до пресной воды. Если вода есть, строят дом, разводят скот, держат табуны лошадей.

Климат в песках сложный. Зима сурова, с крепкими морозами и сильными ветрами. Лето прожаривает раскаленным солнцем до 50 градусов, выжигает всю растительность. Лишь весна радует мягкостью тепла и буйным красочным цветением, а осень успокаивает приятной умеренностью. И именно в эти короткие периоды послабления от природы надо успеть сделать большую часть работы: нагулять скот, заготовить корм, починить и обустроить жилье.

Чабаны, в основном казахи, традиционно держат много скота. У каждой семьи сотни овец и десятки коров. Гордость в здешних краях – табуны лошадей. Некоторые семьи держат верблюдов. Огромное хозяйство надо не только накормить и напоить, требуется еще и неустанный присмотр. Потому что в степи есть как минимум две коварные напасти – воры и волки. И бороться с ними приходится всем миром. Опытные охотники на волков регулярно обходят территории, за год отстреливают до нескольких десятков зарвавшихся хищников.

Однако куда страшнее волка – человек. Пришлый с чужой территории вор. Бывали случаи, когда такие воры пытались увести за границу в Казахстан целые стада. Но чабаны в моменты опасности молниеносно оповещают друг друга и вместе выходят на рискованное преследование, а благодаря слаженности почти всегда возвращают скот домой. Так что взаимопомощь здесь – закон выживания. Несмотря на километры, разделяющие пастушьи точки, люди часто отправляются друг к другу в гости, даже чтобы просто поинтересоваться здоровьем и заботами соседей, а бывает, чем-то помочь. Любят и приезжих гостей, из города или вообще издалека. «Если Аллах послал гостя, значит, он помнит про меня», – говорят местные радушные хозяева.

Благодаря нелегкому труду люди живут в достатке и независимости. Заказы на вкусное степное мясо не иссякают. Так что всего им хватает, еще и родственникам в городе помогают.

– Принимавшие меня на постой гостеприимные хозяева с гордостью рассказывали, что недавно построили детям дом в Астрахани, – рассказывал Олег. – Непосвященный путник, увидев отсутствие электричества и водопровода, подумает исключительно об отсутствии благ цивилизации. И только познакомившись с людьми поближе, поймет, что у них есть нечто большее. Они как будто выше обычных человеческих потребностей и привычек. Они знают, что такое чистая радость жизни…

Между тем русская Сахара постепенно исчезает. Хотя еще в начале прошлого века путешественников поражали необъятные просторы песчаных барханов астраханского края. Оказывается, пески постепенно зарастают, потому что осталось слишком мало скота, который бы их выбивал. И даже многотысячного поголовья, которое разводят чабаны, увы, недостаточно. Оно не идет ни в какое сравнение с теми многомиллионными табунами, которые выпасались в пустыне во времена Российской империи. Так что фотоочерки сохранят бесценную для истории картину. А аппаратура – тот самый песок из астраханских пустынь, который во время экспедиции проникает всюду. И потом его можно годами из камеры вычищать…

Как написал один мой коллега, пустыня всегда остается источником жизни и смерти. В астраханских песках остались десятки древних казахских кладбищ (мола). Некоторые навеки занесли движущиеся барханы. Но есть и те, которые можно увидеть. Например, одно старое казахское мола стоит на бугре Таутобе. Там сохранилось несколько чудом уцелевших могильных камней (кулпотасов) из белого известняка. На некоторых даже просматривается арабская вязь, не до конца съеденная временем. Случается, на это кладбище приезжают люди и устанавливают кулпотасы заново, решив почтить память своих предков. А от деревянных мавзолеев над древними могилами не осталось и следа. Зато кирпичные в некоторых местах сохранились чуть ли не в первозданном виде…

Порой же мощнейший ветер раздувает песчаные барханы, которые погребли под собой все то, что осталось от древних поселений, и взгляду открываются удивительные вещи. Не только древние кладбища и могильные камни, но и орудия труда, и обломки глиняной посуды. Как будто не ты погружаешься в историю, а она сама на несколько мгновений поглощает тебя, поднимаясь из глубины веков, из-под песчаного занавеса…

А иногда можно найти среди барханов останки животных. Конечно же, не столь древних, но оттого не менее ценных. Например, рога сайгака – темно-коричневые, потрескавшиеся от времени, с характерной «нарезкой». Оказывается, эти рога активно скупают по всей Астрахани – по 1000 рублей за штуку. Говорят, что на сувениры, однако есть и другая версия. Якобы рога представляют из себя большую ценность для китайской медицины, и на самом деле их специальным образом перерабатывают и контрабандой транспортируют за рубеж.

Жаль только, живых обладателей ценных рогов в этих местах почти не осталось. Хотя еще несколько десятков лет назад астраханские пески буквально содрогались от рева окотившихся животных. А осенью, во время гона, их многотысячные стада проносились по пустыне нескончаемым потоком… Однако за такой легкой, вкусной и полезной во всех отношениях добычей слишком безжалостно, а главное, без всякого контроля охотились тысячи вандалов-браконьеров и в результате фактически полностью истребили бедных беззащитных сайгаков.

И все-таки совсем недавно одному путешественнику удалось пройтись по полупустыне с егерем, утверждавшим, что совсем немного сайгаков в этих местах все-таки еще осталось. И если повезет, можно увидеть их маленькие стайки, правда, слишком далеко для обычной фотосъемки… Как же хочется верить, что эти чудные животные все-таки возродятся, лишь бы их наконец-то начали охранять и беречь…

P.S. Версия: Между Волгой и Нилом – солнечный путь…

Я была искренне впечатлена, случайно натолкнувшись на исследования астраханской школьницы Дарины Муртазаевой, которая довольно убедительно доказывает любопытную версию о том, что астраханские казахи – потомки древних египтян, а Волга напоминает Нил в зеркальном отражении. А ведь когда-то Волгу называли Ра, как и египетского Бога Солнца. Причем первое упоминание об этом можно найти в трудах греческого ученого Птолемея. Причем бога Ра, как известно, изображали с головой барана, считавшегося священным животным, которому поклонялись и сарматы. А в Астраханской области, у села Косика, археологи исследовали погребение сарматского вождя с оружием и золотыми украшениями. Так вот в захоронениях была найдена золотая пектраль, которой более 5000 лет. И на ней изображен золотой баран.

Кроме того, современные исследователи обратили внимания на характерную особенность названий большинства городов на берегах Волги: СамаРА, СызРАнь, СаРАтов, ВолгогРАд, ХаРАбали, АстРАхань. У известного астраханского поэта Бориса Филиппова в поэме «Каспийская Роза» есть даже такие строки: «Кто видел африканский Нил в плену сплошной пустыни жесткой, тот непременно бы сравнил его с величьем дельты волжской»…

Фото: Олег СМОЛИЙ

Оставить комментарий
1
2
3
4
5
Отправить
     
Отмена

Оставить комментарий

Average rating:  
 0 reviews
ad