АРОН РАЛСТОН: ОТ ОТЧАЯНИЯ – К ТРИУМФУ!

1 ноября 2015 в 16:20, просмотров: 26822

ПЛЕННИК РОКОВОЙ РАСЩЕЛИНЫ

Удивительный человек Арон Ралстон живет сегодня полной и счастливой жизнью, несмотря на отсутствие руки, которую он был вынужден отрезать себе сам. Тупым перочинным ножиком. Другого выхода у Ралстона не было. Он сделал это, чтобы остаться в живых…

Автор: Елена ШПИЗ

Легкий на подъем, жизнерадостный, Арон всю жизнь в одиночку путешествовал по горам, беззаботно лазал по ущельям и скалам, покорял вершины одну за другой, в том числе шеститысячник МакКинли — двуглавую гору на Аляске, самую высокую в Северной Америке. Ралстон даже подумать не мог, что безобидный с виду каньон Блю Джон в штате Юта окажется для него роковым.

ЩЕЛЬ

26 апреля 2003 года 27-летний Арон Ралстон припарковал свой пикап у каньона Подкова и отправился в 24-километровое путешествие на горном велосипеде — маунтинбайке к каньону Блю Джон, который находится на территории национального парка «Каньонлендс» и считается одним из самых красивых в штате Юта. Добравшись до каньона, Арон приковал велосипед к можжевельнику, а дальше пошел пешком.

План был таков: сначала спуститься вниз по узкой расселине 140 метров глубиной; потом подняться наверх по соседнему ущелью, затем спуститься по отвесному горному склону к месту, где оставил пикап, а уже оттуда на машине вернуться за маунтинбайком. По пути Арон встретил двух ребят, которые бродили по горам, не зная маршрутов. Альпинисты-любители очень обрадовались встрече с опытным Ралстоном и сразу предложили Арону взять их с собой. Они были готовы идти с ним куда угодно, однако в планы скалолаза подобный вариант не входил. Он вежливо объяснил ребятам, что у него свои спортивные задачи и он дорожит каждой минутой.

На самом же деле просто предпочитал путешествовать в одиночку. Он даже предположить не мог, каким кошмаром обернется его затея. Иначе бы, вероятно, подумал, что эта встреча — божье благословение. Но кто же мог знать наперед…

Погода в тот день была прекрасная: солнышко, около 25 градусов по Цельсию. На Ароне были только шорты, футболка и темные очки. За спиной — полупустой рюкзак. Из пищи он ограничился парой бурритос и взял с собой небольшую флягу с водой. Из снаряжения захватил лишь несколько альпинистских инструментов, небольшую аптечку, веревку, видеокамеру и не слишком качественный перочинный ножик. Он даже куртку и свитер с собой не взял на случай, если вдруг похолодает, потому как уже к вечеру рассчитывал вернуться домой.

Начиналось все, как и предполагал Ралстон, легко и непринужденно. Арон спокойно спускался в расщелину, опираясь на застрявшие в расселине валуны. Казалось, эти огромные камни заклинило на века, и Арон не раз останавливался на этих естественных ступенях, оглядываясь кругом и продумывая дальнейший путь. Но в тот момент, когда один такой валун оказался немного выше его головы, случилось непредвиденное. Каким-то непостижимым образом булыжник внезапно сдвинулся вниз на 30 — 40см. И именно в этом месте в тот момент оказалась рука Арона. В результате его кисть намертво прижало к каменной стене!

В тот момент Ралстон на несколько минут потерял сознание. А когда очнулся, закричал от боли и отчаяния. Он не мог пошевелиться. Он был совершенно один. Никаких туристских маршрутов поблизости не проходило. Даже родители понятия не имели, куда он отправился. А на работе его не ждали раньше чем через шесть дней. Так что Арон отчетливо сознавал: ни один человек на свете его не хватится. А шансы на то, что огромный валун вдруг возьмет и сдвинется еще на несколько сантиметров, были абсолютно призрачны.

Арон вспомнил про мобильный телефон и попытался достать его левой рукой из правого кармана шорт. Через час отчаянных попыток, корчась от боли, он наконец вытащил заветный гаджет. Но увы! В горах его единственный источник связи был ценен не более, чем обычный камешек. Вариантов для дальнейших действий оставалось немного.

Можно было просто отчаяться и беспомощно ждать смерти, сходя с ума от боли, но такой расклад Арон категорически отмел. Оставалась еще надежда, что в эти края все-таки забредут какие-нибудь «дикие» туристы вроде тех ребят, которых он встретил по пути. Но сколько времени придется ждать? Беспомощность угнетала, и Ралстон не оставлял попыток освободить руку: пробовал раскрошить валун в том месте, где была зажата его кисть, но ничего не получалось. Только затупил лезвие и без того не слишком острого ножика.

Пробовал зацепить камень страховочной веревкой, чтобы сдвинуть его с места. Но и из этой затеи ничего не вышло. Хотя закинуть веревку ему в итоге удалось, однако валун остался недвижим. Между тем время шло. Темнело. Холодало. Температура воздуха опустилась до 14 градусов. Арон сходил с ума от холода и боли. Ему одному известно, каким чудом ему удалось не замерзнуть окончательно… На следующий день Ралстон изредка кричал, но никто его не слышал. Прошли еще сутки.

На третий день закончились еда и вода. Но Арон не отчаивался. Он думал, он не терял головы. Он стал мочиться не на дно пропасти, а во флягу, где когда-то была вода. Он понимал, что отныне эта жидкость — его единственное питье. Шел пятый день чудовищного плена. Солнце заглядывало в каньон буквально на полчаса около полудня. И Арон решил использовать этот свет. Он достал из рюкзака видеокамеру и стал снимать репортаж о собственной трагедии: рассказал о себе, назвал свой адрес и обратился к родителям, думая, что, возможно, это последние минуты его жизни. Просил прощения за все, сказал, что безумно их любит, и просил развеять его прах в горах.

Арон никогда не говорил родителям, куда идет. Его мать Донна Ралстон очень из-за этого переживала, но сын всякий раз отвечал ей, что рассказывать о планируемом восхождении — плохая примета. Домой он звонил, только вернувшись из очередного путешествия, и с удовольствием делился впечатлениями.

На этот раз Донна Ралстон знала только, что сын уехал куда-то ненадолго. И когда он не объявился через два дня, почувствовала недоброе. Нужно было срочно что-то делать, и Донна попросила друга Арона взломать его электронную почту в надежде узнать, где искать ее сына. «Я все время молилась за Арона и просила Господа, чтобы он послал на меня все напасти, которые были уготованы моему сыну… «

Арон потом говорил, что почувствовал силу молитвы своей матери, которая сердцем поняла, что с ним беда. В тот момент, когда она молилась за него, Арон ощутил невероятный внутренний подъем. Он сказал, что именно тогда, 28 апреля, на третий день своего пребывания в каменном капкане, он почувствовал огромный прилив энергии и уверенности в себе и решился на ампутацию. Это был Национальный день молитвы в США, и Арон потом говорил: «Я благодарен тем, кто произносил в этот день добрые слова, обращенные к Богу. Клянусь, я словно услышал эти молитвы, которые соединились в одно целое с моими и с теми, что шептала моя мать… «

В тот момент каким-то чудом боль неожиданно отпустила Арона. Он ненадолго отключился и увидел сон. Мужчину, к которому подбегает ребенок. Мужчина улыбается и берет мальчика на руки. Точнее — на руку. Мужчина — однорукий…

Арон очнулся. Он понял, что нужно делать, и решился на это. Он достал свой ножик, сто раз пожалев, что взял с собой обыкновенную дешевку. «Всего лишь жалкая подделка перочинного ножа «Малти тул» фирмы «Летерман». В нем, конечно, было много всяких лезвий и других приспособлений вроде щипчиков и отвертки. Однако я приобрел его за 15 долларов, а за такую сумму настоящую вещь не купишь! Вот когда я пожалел о своей экономии. Дорого же она мне обошлась… » — признался Ралстон. Но главное, ножик оказался абсолютно тупым, он не мог срезать даже волоски на его руке!

Тогда Ралстон стал с остервенением точить затупившийся ножик о злосчастный валун. Он точил его до самой ночи. А как только солнечный луч проник в расщелину, приступил к ампутации собственной руки. И вдруг сообразил, что ничего не получится. Потому что таким ножиком, даже наточенным, он в любом случае сможет перерезать разве что мышцы и сухожилия, но никак не кость… 

Стало быть, кость придется ломать. Но как?!

 

«Я много времени потратил на изготовление специального приспособления, — рассказывал потом Арон. — Взял несколько велосипедных спиц и смастерил из них «костоломный аппарат». Сначала сломал себе лучевую кость. Через несколько минут тем же способом справился с локтевой костью. Боль была сильная, но я старался не обращать на нее внимания. И взял в левую руку нож… Не знаю, как я со всем этим справился. Мне потребовалось около часа, чтобы завершить ампутацию… «

К счастью, Арон вспомнил, что у него есть жгут, когда стал резать артерию. Иначе бы он просто истек кровью. «Все мои мучения могли оказаться напрасными! — с содроганием вспоминал он. — Когда я об этом подумал, меня разобрал истерический хохот. Как будто кто-то потешался надо мной. Еле успокоился… Я покачивался на веревке весь в крови. Фляга с мочой выпала из кармашка рюкзака. Культю нечем было промыть. Еще чуть-чуть, и я бы сошел с ума. В те часы я едва не обезумел от боли. Я даже не знал, что она может быть такой дикой и всераздирающей».

На шестые сутки Арон спустился по веревке на дно расщелины и пошел по каньону. Он истекал кровью и терял последние силы. Однако ему пришлось преодолеть почти 12 километров, прежде чем его наконец увидели случайные туристы. Это была семейная пара из Голландии. Супруги были в полном шоке от встречи с покалеченным скалолазом и сразу же вызвали вертолет спасателей.

Когда Арона доставили в госпиталь и прооперировали, он сказал, что с ним все в порядке. И это была правда. Он не сошел с ума. Не сломался. Он по-прежнему бредил горами и знал, что даже с одной рукой будет покорять все новые и новые вершины. Его имя тогда облетело весь мир. Его фотографии были во всех крупнейших газетах и журналах по обе стороны Атлантики.

Конечно, в дальнейшем у него было множество консультаций с психологами, однако, по словам Арона, самый главный психотерапевтический урок он получил, оказавшись в капкане: «За те пять дней, когда я был зажат камнем в каньоне, я много раз проигрывал в голове потерю своей жизни. Но когда спасся, был уже в мире с собой. Наверное, поэтому у меня не было посттравматического синдрома в той мере, в какой его можно было ожидать. Но все же я не смог избавиться от ночных кошмаров вроде того, что у меня снова две руки, я пытаюсь открыть дверь, и одна рука отрывается. Все как в фильмах ужасов!»

Пока Арон лежал в больнице, его друзья и несколько спасателей из парка «Каньонлендс» отправились в злополучную расщелину, задавшись целью сдвинуть злополучный валун и извлечь руку Ралстона. И им это удалось только с помощью нескольких домкратов и подъемника. Раздавленную кисть Арона потом отвезли врачам, но те объяснили, что не смогут совершить чудо. Арон же отказался даже взглянуть на собственную руку.

10 мая Ралстон выписался из больницы Святой Марии в городе Гранд-Джанкшен (штат Колорадо) и дал пресс-конференцию, чтобы рассказать о том, что ему пришлось пережить. Он выглядел бледным и уставшим. Заявил, что это будет его первое и последнее общение с журналистами…

Несмотря на то, что в первые месяцы после драматичного путешествия Арон жил на обезболивающих уколах, ему потребовалось не слишком много времени, чтобы вернуться к спортивной форме. Он начал с прогулок, потом перешел к пробежкам и горнолыжным спускам. И довольно скоро снова занялся альпинизмом. Даже с протезом он сумел подняться на самые высокие вершины всех 50 штатов США. А потом стал первым, кто в одиночку совершил восхождение на все 59 четырехтысячников Колорадо зимой. Причем 14 из этих вершин он покорил уже после трагедии. А в январе 2005 года Арон совершил восхождение на высочайшую вершину Анд — Аконкагуа (6960 м).

На самом деле Арон постоянно испытывает свою выносливость и волю. Помимо восхождений, он увлекается серфингом, плаванием, каноэ, бегает кроссы и лыжные марафоны на больших высотах и крутых склонах. Правда, теперь всегда предупреждает родных, куда направляется. А мать Арона — Донна Ралстон — после спасения сына стала носить на шее его талисман — абстрактную фигурку из слоновой кости, которая была с ним в каньоне Синего Джона…

В ГОЛЛИВУДСКОМ ОТРАЖЕНИИ

В 2006 году знаменитый голливудский режиссер Дэнни Бойл, удостоенный нескольких «Оскаров» за «Миллионера из трущоб», познакомился с Ралстоном и загорелся идеей снять фильм о его роковом путешествии. Однако, несмотря на всю остроту сюжета, задача оказалась не из легких — единственный герой и фактически бессменное место действия на протяжении полутора часов. Отнюдь не каждому режиссеру под силу превратить такой телемоноспекталь в захватывающую картину, которую зритель будет смотреть, затаив дыхание. Но Бойлу это удалось благодаря прекрасной игре Джеймса Франко («Ешь, молись, люби». – Е. Ш.) и блестящей операторской работе Энтони Дода Мэнтла. Фильм стал настоящим калейдоскопом непостижимых ракурсов. Картина вышла в прокат в ноябре 2010 года и претендовала на «Оскар» аж в 6 номинациях, включая «Лучший фильм» и «Лучшую мужскую роль». Однако главным критиком в любом случае оставался Ралстон.

У Арона была мысль придать фильму больше документалистики — к примеру, закадровым рассказом от первого лица. Но Бойл почему-то от этой идеи отказался, и было мнение, что напрасно, потому что картине не хватило весомости, притом что Джеймс Франко отлично справился с главной ролью.

Однако сам Ралстон признался, что когда первый раз смотрел фильм вместе с семьей, слезы лились у него рекой: «Я очень доволен фильмом, потому что он помогает людям, он поднимает дух. Именно с этой целью я написал свою книгу «127 часов. Между молотом и наковальней». Я выбрал жизнь, когда шли мои последние часы. Я понимал, что никто, кроме меня самого, не смог бы вытащить меня. Когда я резал себя по живому, то меньше всего думал о том, что кому-то еще будет до этого дело. А потом я стал получать тысячи писем поддержки от незнакомых людей, которым моя история вернула силы к жизни, помогла выбраться из депрессии или даже расстаться с мыслями о самоубийстве».

— Мне было интересно показать, как один большой камень может все остановить в жизни человека, — рассказывал Бойл в интервью известнейшему российскому кинокритику Сергею Рахлину. — Как физическое совершенство становится неважным, а другие факторы — жажда выжить, сила духа, смирение, рефлексия — берут верх. И это не история супергероя, это история одного из нас…

МЕНЯЕТ ПРОТЕЗЫ КАК ПЕРЧАТКИ

Когда Сергей Рахлин спросил Ралстона, как он учился жить с одной рукой и как справлялся с обрушившейся на него популярностью, Арон ответил, что делал все шаг за шагом: «Самым важным было физическое восстановление и возвращение к нормальной жизни. Это заняло много месяцев. Мой печальный опыт во многом переменил меня как человека. Мои отношения с родителями и сестрой углубились, так же как и с друзьями. Постепенно я понял, что моя история выходит за рамки личного события. Она затронула множество людей во всем мире».

Арон Ралстон совершенно не стесняется своей культи. Даже на официальные встречи порой приходит с крюком, торчащим из правого рукава пиджака. И это при том, что он вполне может позволить себе ультрасовременный протез. Более того, Арон в шутку называет свою «железную клешню» выходным вариантом и весьма обстоятельно поясняет техническую сторону вопроса: «Принцип этого протеза не изменился со времен Гражданской войны в Америке. Разница только в том, что мой сделан из легких современных пластмасс и металлов. Впрочем у меня есть несколько других протезов. Одним я пользуюсь для скалолазания, другой подходит для альпинизма, им удобно держать ледоруб, третий — для катания на горных лыжах. Протезы, как туфли, должны быть удобными. Протез — это не часть меня. Это просто орудие. Я носил какое-то время вначале протез, похожий на настоящую руку, но потом понял, что для меня намного важнее практическая сторона».

СБЫВШИЙСЯ СОН

Арон даже представить не мог, насколько изменится его жизнь после событий в каньоне Блю Джон. До своего подвига был никому не известным бесшабашным скалолазом, каких тысячи. А после случившегося стал невероятно популярной личностью. Ралстон начал постоянно ездить с лекциями по всему миру. Причем ставка за его выступление в Штатах — 20000 долларов, а в других странах — 37000 долларов. Далеко не каждая звезда шоу-биза может похвастаться такими гонорарами. Однако лекции Арона собирают десятки тысяч людей, иногда целые стадионы. Ралстон буквально лучится позитивом и в самом деле возвращает веру в себя миллионам отчаявшихся людей.

А спустя 6 лет после драматических событий Арон наконец обрел личное счастье. В 2009 году он женился на Джессике Трасти, и в 2010 году у мистера и миссис Ралстон родился сын Лео. Так сбылся самый удивительный сон в жизни Арона, в который он когда-то провалился, забывшись от боли в роковой расщелине…

ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ, КОТОРЫЕ МОГУТ БЫТЬ ВАМ ИНТЕРЕСНЫ: 

лоу и бриджес

РАСКРЫТА ТАЙНА ШИШАБАНГМЫ

Обнаружены тела известного американского альпиниста Алекса Лоу и его друга оператора Дэвида Бриджеса, попавших в лавину почти 16 лет назад — во время восхождения на китайский восьмитысячник Шишабангма 5 октября 1999 г. Причем произошло это не в результате целенаправленных поисков, а совершенно случайно — только благодаря тому, что ледник начал таять…

серега

ДОСТИЧЬ ВЕРШИНЫ

Зимний альпинизм в легком стиле…  Так Сергей ШПИЗ назвал свою статью. А ведь, по сути, это целая философия жизни. Кто бы мог подумать, что для сегодняшних талантливых молодых ученых мир может оказаться настолько шире любимых лабораторий…

ПОДРОБНЕЕ…

Оставить комментарий
1
2
3
4
5
Отправить
     
Отмена

Оставить комментарий

Average rating:  
 1 reviews
Георгий 23.01.2016

История удивительная, сказочная, прекрасная! ( а для девушек и подавно ) Считаю таковым и весь журнал. Он удивителен тем, что в нем нет ни одного заурядного материала. Любой читаешь, затаив дыхание, а потом хочется перечесть еще. А затем, забыв о всех заботах, проблемах, житейских неприятностях, долго радуешься : » На какой прекрасной планете мы живем!!! Сколько волшебных мест на ней, куда можно слетать, почувствовав себя героем «Тайны третьей планеты», например. Читайте «Мир впечатлений», друзья!